Ringa-Atena
Нелетучий Мыш подземелий. Руками не трогать.
Глава 6 часть 2
***
Прошло еще полтора месяца, Гермиона вот-вот должна была рожать, и Северус во всю готовился к этому событию. Он радовался и ждал рождения всех своих детей, но в этот раз ожидание тянулось бесконечно. А вместе с ним пришел и страх - не справиться, не успеть, не помочь. Снейп твердо решил, что будет присутствовать при родах, чтобы там не говорили целители. Он будет там и убедится, что все пройдет хорошо.
Под воздействием таких мыслей рука сама тянулась к ножу. Теперь Северус мог не бояться, что не справится с заданием или потеряет по дороге домой чью-то душу. Короткая поначалу нить четок постепенно становилась длиннее, обрастая выточенными из дерева костяшками. Эти кругляши Северус вырезал сам, к своему удивлению, трепетно отнесшийся к этому занятию. Ему нравилось, когда под жалящими прикосновениями обыкновенного маггловского ножа, рождаются похожие и, в то же время, чем-то отличные друг от друга вместилища для душ. Когда-нибудь в будущем – Северус в этом был уверен - дерево потемнеет, отполированное прикосновениями пальцев, а пока что он задумчиво перебирал белые, немного шероховатые костяшки четок и чувствовал небывалое умиротворение.
Но долго наслаждаться покоем ему не дали. Как и всегда, впрочем. Сколько Северус себя помнил – стоило в его жизни наступить полосе спокойствия, как обязательно случалось что-то из ряда вон. И ладно бы эти перемены носили сугубо личный характер, так нет, обязательно произойдет что-то масштабное – то Лорд воскреснет, то Смерть в гости пожалует. Вот так вышло и сейчас.
Снейп уже почти забыл об обещании, данном когда-то Тому, а вот сам Лорд об этом хорошо помнил, поэтому резкое жжение в том месте, где когда-то располагалась метка, стало для Снейпа полной неожиданностью.
Волдеморт, как и в прошлый раз, встретил его один, заблаговременно отослав всех Пожирателей.
- Ну и как тебе семейная жизнь, Северус, - змеиные губы растянулись в некоем подобии усмешки.
- Терпимо, - буркнул Снейп. Он не выносил, когда кто-то лез в его личную жизнь - пусть этим кем-то был сам Лорд.
Под потолком заметался странный звук и Северус удивленно вздернул голову – это смеялся Волдеморт. «Вот уж не думал, что он еще сохранил эту способность», - мелькнуло у зельевара в голове.
- Ты не мог ответить иначе, - отсмеявшись, прошипел маг. – Иначе это был бы уже не ты.
И, жадно впившись в Снейпа взглядом, спросил:
- А как тебе роль Жреца?
Зельевар снова хотел повторить свой предыдущий ответ, но, встретившись взглядом с Лордом, неожиданно протянул тому четки.
Волдеморт медленно поднял руку и взял их. Закрыв глаза, он почтительно провел большим пальцем по прохладным кругляшам, а потом – так же медленно - вернул Северусу.
- Потрясающе, - только и сказал он. Но потом, словно вспомнив, кто из них двоих считается ужасом всей магической Британии, добавил уже жестче. - Я хочу, чтобы ты выполнил клятву.
Можно было задать тысячу вопросов, можно было придумать тысячу отговорок, но Северус не стал этого делать, хотя, видит Мерлин, ему этого очень хотелось. Клятва - есть клятва. Да и кто он такой, чтобы препятствовать, пусть и не совсем, но все же человеку на его пути к Богу. К тому, кто не делит людей на плохих и хороших, добрых и злых - к тому, кто принимает всех.
- Пусть будет так, - в голосе зельевара зазвучали ледяной холод и безразличие, глаза потемнели, а вся поза выражала величие.
Он - Жрец и этим все сказано. И неважно, кто стоит сейчас перед ним – безродный маггл или властелин, держащий в руках судьбы сотен темных магов. Для Северуса он всего лишь смертный.
- Я как раз вырезал новую бусину для четок, - Северус протянул к Тому руку, но был остановлен насмешливым:
- Зрителем можно?
Душу зельевара наполняли противоречивые эмоции: от гнева - а где ты был раньше, до радости - все-таки Он не забыл, пришел. Маг медленно повернулся к Богу и чуть не вскрикнул от удивления. Он изо всех сил старался сохранить на лице маску полного бесстрастия, но удавалось плохо. Вместо привычного мрачного мужчины или же не такого привычного, но тоже вполне знакомого образа чешуйчатого демона, перед ним стояла сероглазая светловолосая женщина. Внешне ей можно было дать лет сорок, но Северус лучше других понимал, как ошибочно это впечатление. Впрочем, Лорд глупцом тоже не был. Глядя в понимающие печальные глаза, он чуть наклонил голову:
- Наконец-то наша встреча состоялась, Повелитель.
- Да, состоялась, - спокойно ответил Бог. - Хоть и гораздо позже, чем следовало.
- Знаю, - с достоинством ответил Лорд. – И чтобы исправить эту ошибку я позвал Северуса.
Снейп думал, что удивить его уже не возможно, но Тому вновь это удалось. Лорд всегда цеплялся за жизнь, всегда стремился прийти первым в невероятной и бессмысленной гонке со смертью, не понимая, что его собственной заслуги в этом нет. Ему позволили не умирать. И осознание этой простой истины убило желание жить, бороться и что-то доказывать. Вернее не убило, изменило восприятие – пример Северуса показывал, что, переступив грань, ты ничего не теряешь. Напротив, для некоторых только там можно встать на свой путь.
Снейп ни на минуту не верил, что Волдеморт сдался. Не такой он человек, чтобы враз перечеркнуть все, чего достиг, и подчиниться судьбе. Скорее всего, он затеял новую Игру, решив в этот раз наверстать все, от чего по неведению отказался в первый раз. И кажется, Смерти эта Игра пришлась по душе, потому что он повернулся к зельевару и коротко бросил:
- Действуй.
Холодный тон больно резанул по ушам. Бог почти сразу перевел взгляд на Лорда, словно желая показать, к кому он сейчас благоволит.
Зельевар кивнул, привычно потянувшись к Тому, но у того было другое мнение, о чем он не замедлил сообщить.
- Повелитель, чуть позже. Важно, чтобы все произошло в определенный момент.
- Для кого важно? - не удержался Снейп.
- Я тебя понял, - одновременно с ним кивнул Смерть. – Согласен.
Северус тоскливо смотрел себе под ноги.
«Лорд, вот кого ему бы следовало оставить себе. Они друг друга же понимают с полуслова. А то, что Том не слышал зова, так звать надо было лучше», - с неожиданной злостью подумал он.
Вместе с раздражением в душе зашевелилась ревность, следом явилась верная подруга ревности - горечь, и маг до боли в пальцах сжал четки, неосознанно начиная перебирать бусины. Эти нехитрые действия принесли успокоение и прояснили мысли.
«И не смотря на это, жить буду я, а Лорд скоро умрет. Значит, от меня больше пользы».
- Покажи, - слова, прервавшие его размышления, были произнесены все тем же холодным тоном.
Северус уставился на протянутую руку, не сразу догадавшись, что от него хотят, но, заметив устремленный на четки взгляд Бога, вложил нить душ в нетерпеливо подрагивающие пальцы.
-Неплохо, - повертев их в пальцах, заметил Бог. – Сам додумался?
Северус покачал головой, принимая четки из рук Смерти и с огорчением понимая, что теперь они пусты – дерево даже немного потускнело, лишившись наполнявшей его живой энергии.
- Мне подсказали идею, но форму для воплощения я придумал сам.
- Я доволен тобой, - голос Бога немного потеплел. Он действительно выглядел удовлетворенным.
- Северус, - вмешался в разговор Волдеморт, – они уже здесь, пора.
- Кто - они? - разозлился Снейп. Когда чего-то не понимаешь – это всегда раздражает, а Лорд, похоже, решил поиграть в загадки.
- Поттер, кончено, - тонкие бескровные губы растянулись в ехидной усмешке. – И старая компания.
Северус передернуло от этого намека на Орден Феникса. Значит, для Лорда не было тайной даже их конспиративное самоназвание. Насколько неверно мир оценивал Темного владыку – он не хотел править, он хотел – играть. Держал в руках все нити, но ради своей Игры на многое был готов закрыть глаза.
Смерть усмехнулся:
- Моему Жрецу необходимо занять высокое положение в этом мире. Что может быть выше, чем статус победителя Темного лорда? - и язвительно добавил: - Поклонников вашего супергероя сегодня постигнет большое разочарование.
На лице Северус не дрогнул ни один мускул, но в душе он ликовал. «Да, Поттер, сегодня я тебя сделаю!»
Почему он сам не додумался до такого решения? Кто знает. Может, потому, что никогда не стремился к славе, предпочитая руководить делами из тени. Но сейчас понял одно: отказываться от неожиданного подарка он не будет - уж очень много выгод можно из этого извлечь. «И ко всеобщему уважению добавится еще и контроль над Пожирателями. Все нити, связывающие их с Томом, будут в моих руках».
Он мысленно коснулся сознания Лорда, пытаясь собрать воедино связи, удерживающие того на Земле. Сначала все было как обычно, он видел множество потоков, сплетавшихся в замысловатое кружево жизни, но стоило Снейпу прочно зацепиться за первую нить и его поволокло вперед. Прямо в центр паутины – туда, где в черной путанице билась некогда сияющая душа.
Если у остальных своих подопечных Северус - когда с легкостью, а когда и приходилось потрудиться – выхватывал души из липкой субстанции, то сейчас понял: в этот раз ловец - не он. Паутина, маслянисто поблескивая нитями, вздрогнула, посылая из черного комка в центре предназначавшиеся человеку болезненные импульсы.
Удары оказались почти невыносимыми, боль расплавленной стрелой пронзала его насквозь, перед глазами плясали яркие вспышки. И в промежутках между этими всполохами, он увидел душу Лорда – черную, словно безлунная ночь, но в этой черноте маленькими звездами вспыхивали островки света. От них куда-то в сторону уходили слабые едва заметные лучики, и терялись среди остальных нитей. Но они не исчезали, в этом Северус был уверен. Просто уходили... далеко-далеко… «Куда? - пронеслось в мозгу. – Если не пойму, то я пропал. Он не выпустит, поглотит меня и на этом все закончится».
Нити, опутав мага по рукам и ногам, все ближе притягивали его к сердцу паутины. Здесь линии утолщались, их кружево становилось плотнее и гуще. Вся паутина начала подрагивать, словно предвкушая скорую добычу.
Лорд слишком крепко привязал себя к миру, его душа не хотела уходить, что само по себе было странным. Обычно, смерти сопротивлялся именно разум, дух же рвался покинуть тело, а здесь… С таким Снейп столкнулся впервые и если не догадается, в чем дело, то этот первый раз станет для него последним. На границе зрения мелькнула чья-то тень. Зельевар метнул взгляд туда, где ему почудилось движение, и увидел Смерть, сидевшего на одной из вибрирующих нитей. В какой момент Бог явился посмотреть, как идут у его Жреца дела, Северус не знал, но чувствовал направленный в его сторону внимательный взгляд.
«Попросить помощи? - маг разъяренно тряхнул головой. – Ни за что!»
Гордость никогда не позволит ему унизиться и признать, что он не может справиться с заданием, но в душе он уже знал, что проиграл. До черного центра оставалось совсем немного, а потом… он даже не хотел знать, что будет потом. Что случится с его разумом, душой, телом? Хотя, что может случиться с телом? Похоронят, как и полагается поступать с умершими.
«Просьба о помощи не уменьшит моего доверия, - услышал он в голову гулкий голос. - Именно гордыня, охватывавшая Жрецов, вела их к гибели».
- Помоги мне, - пересиливая себя, попросил Снейп. – Помоги, я не справлюсь сам!
- Ты ничего не хочешь добавить?
Северус непонимающе покачал головой. Пульсирующий центр паутины был уже совсем близко.
- Помоги, - взвыл он, внезапно осознавая, что вовсе не хочет умирать, как уверял когда-то Бога - давным-давно, казалось, в прошлой жизни.
- Будь по-твоему, - в лицо Северусу полетело что-то черное. - И еще, разделенную душу нужно сначала собрать.
Пока Смерть произносил эти слова, его тело начало таять и, наконец, исчезло, оставив Снейпа один на один с Лордом.
То, что Бог швырнул в зельевара, оказалось ничем иным, как черным песком. Там, где песчинки касались паутины, она затвердевала, становясь похожей на камень. Путы, охватившие тело, тоже почернели, раскрошились и осыпались вниз мелкой щебенкой. Еще секунду спустя Северус понял, что его уже не тянет к центру – он твердо стоит на ногах.
- Разделенная душа? Что он хотел этим сказать? – и тут же понял: эти островки света – осколки. А нити, уходящие вдаль - путь, по которому можно проследить их местонахождение.
Снейп скользнул мысленно по ажурной сети паутины, стараясь дотянуться как можно дальше. Ощущение, накрывшее его с головой, не подавалось описанию - он был везде и одновременно растворялся, растекался по призрачным граням, терял себя, полностью погружаясь в чужую душу. Казалось, голова сейчас расколется на части, острая резь в глазах отдалась в теле новой вспышкой боли, словно бы говоря - передел еще не достигнут, дальше будет хуже.
Из последних сил он коснулся сознанием светящихся сгустков и дернул на себя, чувствуя, что еще миг - и он провалится в беспамятство. Осколки ринулись к Северусу, но, обогнув упавшего на колени мага, понеслись дальше и влились в сердце паутины. Последнее, что отпечаталось в мозгу – сверкающая душа, стремительно рванувшаяся из липкого плена и освободившись, наконец, из своего узилища, заскользившая к нему.

***
Когда Орден Феникса во главе с Гарри Поттером ворвался в зал, то перед их глазами предстала фантасморгическая картина. И впечатлил их вовсе не Бог в полном ритуальном облачении, уже успевший сменить женское обличие на свой излюбленный образ, вольготно рассевшийся на троне Волдеморта и с интересом наблюдавший за действиями своего Жреца – его они просто не видели.
Фигура Снейпа - вот что приковывало к себе все взгляды.
Зельевар стоял, напротив Лорда, раскинув руки, а к нему со всех сторон неслись маленькие шаровые молнии - другого определения человеческий разум подобрать был не в силах. Когда же все семь оказались перед магом, он медленно начал сводить ладони, заманивая сверкающие шары в ловушку. И в тот момент, когда в колыбели ладоней ярко-белой вспышкой зажегся один большой шар, Темный Лорд, вскрикнул и, покачнувшись, рухнул навзничь. Мертвый.
Снейп тоже не устоял на ногах, падая на колени. Он инстинктивно уперся руками о пол, и шар выпал из рук. Того, как странный клубок света подкатился к трону и был поглощен довольным богом, никто, естественно, не увидел.

***
Северус пришел в себя от того, что кто-то тряс его за плечо.
- Сэр, сэр, - надрывался над ухом Поттер. – Вы его уничтожили! Вы – герой!
Громкий голос вернул головную боль, заставляя Снейпа болезненно поморщиться.
- Поттер, - прошептал он, встречаясь взглядом с восхищенными глазами мальчишки. – Заткнитесь.
- Простите, профессор… сэр, - гораздо тише произнес Гарри. – Как вам удалось его убить?
«И что я должен на это ответить? - раздраженно подумал Снейп. - Согнать Смерть с трона и познакомить с Поттером?»
- Я не знаю, Поттер. Как-то получилось.
Он, морщась от боли, поднялся на ноги. «А что с остальными Пожирателями? Как убедить этих борцов за дело Света оставить их в покое? ».
Но толком обдумать эту мысль ему не дали.
- Я помогу, - раздался голос Смерти.
Снейп резко окинул взглядом зал, а вдруг кто-нибудь услышал слова Бога? И к ужасу увидел, что все люди застыли на своих местах, напоминая восковые фигуры.
- Я немного поиграл со временем, - лениво протянул его Повелитель. Он встал с трона и подошел к Северусу. - Ты бы не сумел переубедить их никакими словами. Так или иначе, начнутся разбирательства, суды, репрессии. Выигравшая сторона всегда права. Тебя теперь априори причислят к победителям, всех остальных - к проигравшим. Их участь предрешена, - секундное молчание, потом с озорной улыбкой он добавил: - Если не вмешаюсь я.
- Но как? – в голосе Северуса прозвучало недоумение.
- Очень просто, Бог я, в конце концов, или нет? Они будут знать, что на стороне Тома сражалось множество магов, но вот кто именно - нет. Эта информация будет ускользать от разума, прятаться в глубине сознания. Какое-то время авроры порыскают, поищут приверженцев Темного Лорда, а потом успокоятся. И чтобы твоих друзей не вычислили по метке, убери ее.
Северус хотел спросить, как это сделать, но понял, что сам знает ответ. Прислушавшись к внутренним ощущениям, маг почувствовал сотни нитей, ведущих к потенциальным жрецам – солдатам его армии. Другой вопрос, использовать их он не собирался. По крайней мере, сейчас. В следующее мгновение он послал по этим каналам импульс-приказ, заставивший метки поблекнуть, слиться с кожей, становясь невидимыми постороннему взгляду.
Еще через долю секунду каждый без исключения Пожиратель почувствовал дикую вспышку боли, опалившую левую руку, и потом все закончилось.
- Я сейчас их отпущу, наслаждайся славой, - хихикнул Бог и, передразнивая Снейпа, добавил: - Наша новая знаменитость.
Северус остался стоить один посреди темного зала с застывшими вокруг людьми, но тут что-то сдвинулось в мире, – он воспринял это как резкий щелчок, словно порвалась звонкая струна, - и все вокруг ожило.
Его окружила толпа людей, все что-то кричали, о чем-то спрашивали. Гарри Поттер порывался пожать профессору руку, но Снейп игнорировал эти попытки. Оттолкнув в сторону подошедшего к нему Дамблдора, он, словно в тумане, зашагал к выходу из зала.

***
Гермиона была вне себя от страха. Северус ушел часа два назад и до сих пор не вернулся. В другой раз она не придала бы этому особого значения – муж, бывало, пропадал и на дольше. Но только не сейчас. Она подсмотрела, что Северус, перед тем как аппарировать, держался за левую руку. Вызов Лорда, Гермиона была в этом твердо уверена. Но за пять лет Волдеморт ни разу не звал его к себе! Что ему нужно сейчас?
Она гнала от себя мысли о том, чем может закончиться эта неожиданная встреча, и очень боялась, что ничем хорошим. Все эти годы она жила, не задаваясь вопросом, почему их семью оставили в покое. Она не спрашивала мужа, а он об этом ничего не говорил. И вот теперь, похоже, настал час расплаты за временную передышку.
Гермиона охнула, схватившись за живот. Кажется, начинаются схватки, но без Северуса в больницу она не пойдет. Это ее обязанность: дождаться возвращения и убедиться, что с мужем все в порядке. Теперь она понимала, что чувствовали жены воинов, отправлявшихся на битву – страх, боль, неуверенность.
- Люциус! - неожиданно осенило ее. – Надо связаться с ним! Может, он что-то знает.
Но, связавшись через камин с Малфой-менором, Гермиона с разочарованием выслушала ответ Нарциссы о том, что тот ушел из дома рано утром и до сих пор не возвращался. Где может быть Северус, и что случилось у Лорда, миссис Малфой тоже не знала. Зато, узнав о начавшихся схватках, она предложила Гермионе вместе с детьми перебраться к ним в поместье, и там дожидаться возвращения блудных мужей.
- А если начнутся роды, то вызовем медика из святого Мунго, - рассудительно добавила она.
- Ты права, - ответила Гермиона, - я пришлю детей, присмотри за ними, прошу тебя.
- А ты?
- А я буду искать Северуса.
- Ты с ума сошла! Подумай о ребенке!
- Время рожать еще не пришло, иногда схватки начинаются за сутки до родов. Пока я стою на ногах - буду продолжать поиски.
Собрать детей много времени не заняло. Направляя их к камину, Гермиона строго приказала:
-Ведите себя хорошо и слушайтесь госпожу Малфой.
Обрывая связь с особняком Малфоев, Гермиона еще успела услышать, как Селина, оживленно спросила:
-Тетя Цисси, а ты поиграешь с нами?
Что ответила Нарцисса, она уже не слышала, снова бросая в огонь горсть летучего пороха.
- Дом Лестранжей, - Рудольфус - первый Пожиратель, после Люциуса, признавший ее ровней себе. Еще на свадьбе он повел себя с уважением и не принялся наравне с остальными высмеивать испуганную грязнокровку. Большой дружбы между ними не возникло – да и не могло возникнуть – но Гермиона относилась к нему с уважением.
Она решила по очереди связываться с домами всех Пожирателей в надежде, что хотя бы один из них знает, где Снейп. И начала с тех, кто вызвал у нее наибольшее доверие.
Пламя вспыхнуло зеленым: связь установлена, но к камину никто не подошел. Поколебавшись, она шагнула в огонь. То, что она увидела с другой стороны, не поддавалось описанию. Вся комната была завалена вещами, обрывками бумаг и еще не пойми каким хламом. Прямо посередине комнаты на полу валялась пожирательская мантия, большой серый кот, облюбовавший ее для себя, развалился на бархатной ткани и лениво точил когти о вышитых серебром змей на полах.
Сам Рудольфус, набравшийся по самые брови, восседал на стуле, закинув ноги на обеденный стол. На столе красовалась целая батарея пустых бутылок. Впрочем, нет, одна из них была только початой, и Рудольфус как раз тянулся к ней, чтобы продолжить героическое дело - напиваться в одиночестве. Во второй руке он крепко сжимал маску в форме черепа.
- Руди, - позвала его Гермиона. – Руди, посмотри на меня.
Мужчина пьяно икнул и уставился на непрошенную гостью мутным взглядом.
- А-а-а, - срывающимся голосом протянул он. – Снейпова грязнокровка. Повезло носатому… - он захрипел и закашлялся.
Решив проигнорировать «грязнокровку», Гермиона приступила к допросу.
- Ты знаешь, где Северус? - нала она. – Лорд тебя давно вызывал?
- Ло-орд, - мерзко захихикал он. – Грязнокровка называет Повелителя - Лордом. Смешно. А я в магглу влюбился. Почему ты не смеешься? Не смешно? А вот мне смешно. Лорду тоже будет весело, когда он станет меня пытать, - он снова отпил из бутылки.
Разговор зашел в тупик, даже не начавшись, говорить с пьяным Пожирателем оказалось невозможно - он начисто игнорировал все ее вопросы. «И в кого он сказал, влюбился? Да, Лорд точно за такое по голове не погладит!»
- Но ведь Северусу он разрешил с тобой быть, - продолжал разглагольствовать пьяный маг. - Ты не знаешь - почему?
Когда Гермиона отрицательно качнула головой, он снова пробормотал:
- Вот носатый полукровка! Почему ему так везет?
После этих слов он моментально захрапел, роняя бутылку на пол. Что делать дальше, Гермиона придумать не успела: стоит ли связаться с другими товарищами Северуса или попытаться привести в чувство этого?
Но тут Рудольфус резко вскрикнул во сне и, разлепив мутные глаза, ухватился за левую руку. Поразительно быстро для пьяного он вскочил со стула – видимо, тренировка в такого рода делах у него имелась немалая - и метнулся куда-то в сторону, к шкафу. На ходу, проглотив содержимое какого-то флакончика, он пинком согнал кота с мантии, накинул ее на себя, потом наклонился, подбирая выроненную маску и, уже разгибаясь, увидел Гермиону.
- Так, ты мне не примерещилась? Убирайся немедленно домой! О чем ты думала - шастать с таким пузом по каминной сети!
«Ага, значит, антипохмельное зелье у него всегда под рукой, - торжествующе подумала Гермиона. – Раз он начал соображать, то попрошу хотя бы поискать Северуса у Лорда. И передать, что я…», - додумать она не успела: боль внизу живота заставила ее вскрикнуть и часто задышать через рот. Трусики стали мокрыми и по ногам потекла горячая влага.
Рудольфус с ужасом смотрел на промокающий на глазах подол мантии.
- Мать… - тоскливо взвыл он. – Ну, почему ты надумала рожать у меня на руках!
Он посмотрел на руку - вызов больше не повторялся, потом перевел взгляд на маску, и снова на руку. Затем его карие глаза нашли Гермиону, обеими руками уцепившуюся за стол. Оставлять ее одну было никак нельзя, с другой стороны, Лорд ждать не любит.
- Твою налево… - он, приняв решение, подхватил Гермиону под руку и подвел к камину. – Родильное отделение святого Мунго, - резко бросил он.

***
В приемном покое дежурили две медсестры, рядом с входом в комнату стену подпирал молодой аврор. Министерство в последнее время, будто с ума сошло - в преддверии войны с Волдемортом авроры находились везде, где только можно. Даже в больнице, на территории которой издревле сохранялся нейтралитет. Врачи не принимали участия в войне и не отказывали в помощи никому – ни борцам за Свет, ни Пожирателям. Другое дело, что, переступив порог святого Мунго, любой излечившийся темный маг терял защиту лекарей и сразу же попадал в руки дежуривших у входа стражей порядка. Но чтобы они находились внутри больницы – такого еще не бывало.
Аврор тут же отреагировал на появление фигуры, закутанной в пожирательский плащ, - Стой на месте, ты арестован, - выкрикнул он, выхватывая палочку.
Рудольфус недобро прищурился: «Идиот, можно подумать кто-то бы послушался такого приказа! Не будь у меня руки заняты, ты был бы уже мертв!»
- Помогите, она рожает, - не обращая внимания на мальчишку-аврора, он подвел Гермиону к медсестрам. Те, правда, и сами уже не стояли на месте. Мгновенно оценив ситуацию, одна кинулась помогать Лестранжу, а вторая уже отдавала распоряжения через камин о необходимости подготовить все для принятия родов.
Когда Гермиону увели, аврор шагнул к Пожирателю.
- Я тебе говорил стоять на месте!
- Да, ну, правда что ли? - устало отмахнулся от него маг. Он спешил – и так влетит о Лорда за опоздание, а тут это… недоразумение, размахивающее палочкой. Если парень не отстанет, то прийдется его убить, но трогать мальчику не хотелось. Только, если ему не оставят выбора…
Лестранж почувствовал, что левый рукав мантии пополз вверх и резко повернулся к аврору. Тот торжествующе ткнул пальцем в руку:
- Я докажу… - и тут он одновременно с Лестранжем недоуменно моргнул. Метки не было.
Первым сориентировался Рудольфус:
- Ах ты, щенок! Ты что хотел этим сказать! Я буду жаловаться Визенгамоту!
- Я... я … - заикаясь, выдавил из себя парень, а потом спохватился: - Но ведь мантия на вас как у…
- Что мантия? Как у кого?- с видом оскорбленного достоинства выкрикнул Лестранж. - Носить бархат теперь запрещено законом?
- Простите, сэр, - аврор понял, что доказать что- либо ему не по силам, и теперь попытался вывернуться с минимальными потерями. Но что он хотел сказать еще, Рудольфус так и не услышал. Глаза парня на минуту затуманились, а потом он спокойно произнес: - Не волнуйтесь, с вашей женой все будет в порядке.
Лестранж с трудом подавил желание по-детски распахнуть рот. Что сегодня такое творится? Сначала Гермиона не дала ему по-человечески напиться, потом Лорд и его необычный вызов, отсутствие татуировки на руке, а теперь еще странное поведение аврора. Отсутствие метки говорило только об одном, но это невозможно!.. Или?... Нужно убедиться, причем немедленно!
- Это жена моего друга, - сказал он ожидавшему ответа аврору. – Пойду его, порадую.

***
Северус ворвался в больницу.
- Гермиона Снейп, она уж родила? – сходу потребовал он ответа.
- А вы?.. - задал вопрос какой-то врач.
- Я - ее муж. Что с ней?
- Ваша жена сейчас в палате, ждите здесь. Когда она родит – вас позовут.
Снейп видел, что врач недоговаривает и, кажется, знал – о чем.
- Я хочу присутствовать при родах.
- Это запрещено!
- Я только что убил Волдеморта! И, если меня не пустят к ней, убью тебя тоже! И мне за это ничего не будет! Понял, недоумок!
Врач побледнел. Перед ним явно сумасшедший - сказать такое! Все знают, что Того - Кого – Нельзя - Называть должен победить Гарри Поттер. Но, с другой стороны, чем Мерлин не шутит? А вдруг, правда?
- Хорошо. Идите за мной.
Когда Снейп вошел в палату, одного взгляда было достаточно, что бы понять: Гермиона умирала, а вместе с ней умирал и их сын. Жена была без сознания, и Северус видел, что душа держится на тоненьких ниточках – пока держится, но с каждой секундой она все выше поднимается над измученным телом. Ребенок пока уцепился за жизнь крепко, но если Гермиона умрет…
Он безучастно смотрел, как забегали врачи, как засверкали вспышки лечебных заклинаний… пропустил мимо ушей и то, что кто-то предложил спасть ребенка, и оставить в покое бесполезные попытки помочь роженице.
Время для страха и злости на врачей придет потом, а сейчас нужно придумать, как спасать Гермиону.
Решение пришло практически сразу. Он знал что делает. Знал, кого собирается обмануть, и ни капли в этом не раскаивался. В конце концов, один раз ему удалось, так почему не попробовать снова? Нет, не попробовать – сделать!
Снейп, засунув руку в карман, сильно сжал четки, жалея, что Смерть так не во время решил опустошить импровизированное вместилище душ. Не сводя глаз с Гермионы, осторожно начал опускать на нее сверху ментальную сеть – но не так, как делал обычно. Северус не пытался уцепиться за ее сознание, он создавал над кроватью роженицы полог, мешающий душе вырваться на волю.
А дух Гермионы уже обрывал последние нити, еще секунда и он рванется ввысь. Северус торопился закончить работу. Нужно делать не полог, а что-то наподобие шатра – так, чтобы не осталось ни единой возможности, даже маленькой щелочки, в которую смогла бы просочиться душа жены.
Последняя связь с телом лопнула с оглушительным звоном. По крайней мере, так показалось Северусу, а в следующий момент светящийся бело-голубой шар врезался в сотворенную сеть - у него даже уши заложило от пронзительного визга, вызванного этим столкновением. Но выбить себя из колеи зельевар не позволил: времени на колебания не осталось - сейчас или никогда. И он медленно начал опускать сеть вниз, загоняя душу обратно в тело. Та заметалась ища выхода и не найдя была вынуждена подчиниться. Гермиона на кровати сделала булькающий вдох, и врачи засуетились еще быстрее. Кто-то упомянул слово «чудо», второй медик подхватил, но необычность ситуации не смогла заставить их замереть от удивления, напротив придала уверенности и сил:
- Стимулируйте ее, пока она в сознании!
- Кислород! МакГрегор, где ты, демон тебя раздери, со своими заклинаниями!
- Помогите ей! Ребенок идет. Головка уже показалась!
- Девочка, если родишь и сумеешь выжить, я поверю даже в маггловского Бога!
И ни один из них не обратил внимания на белого, как мел, зельевара, который, закрыв от напряжения глаза, превращал сеть в жизненные нити и крепко на крепко привязывал душу дорогого для него человека к телу.
И, конечно же, никто не заметил еще одного посетителя в черном плаще с фибулой в форме черепа под горлом и с низко надвинутым на лицо капюшоном, пристально следившим за действиями Жреца.

***
- Гермиона, - выдохнул Северус, все еще не в состоянии поверить, что у него получилось. Когда все закончилось, ему позволили остаться с женой наедине. Правда, он получил строгий наказ не задерживаться и не утомлять роженицу. Поначалу, Северуса вообще не хотели оставлять, но, глядя в полные надежды глаза, отказать не смогли.
- Северус, - она измученно улыбнулась. – Ты пришел, а я так боялась, что никогда не увижу тебя.
- Я же обещал, что буду рядом, - успокаивающе шепнул Снейп. – Как малыш?
Гермиона перевела взгляд на ребенка, лежавшего рядом.
- С ним все хорошо. Он такой красивый, - улыбнулась Гермиона, - как и все наши дети.
- Да, - Снейп осторожно, одним пальцем коснулся покрытой пушком головки сына. – Он такой маленький.
- Роды получились тяжелые, но, как видишь, я оказалась права.
-В чем?
- Когда три месяца назад решила сохранить ребенка. Ты можешь представить, что его могло бы не быть? Я - не могу.
- Я тоже, - Северус чувствовал, что его переполняет счастье – яркое, искристое, шибающее в ноздри, как глоток хорошего шампанского. У него кружилась голова, но из тут эйфории его вывел голос жены:
- Северус, кто это?
Он резко обернулся и встретился взглядом с черными глазами Смерти.
- Я огорчен, - Бог подошел к нему почти вплотную. – Ты даже не почувствовал моего присутствия, покуда одаривал ее, - тут тонкие губы искривились в издевательской ухмылке, - жизнью. Разве так подобает вести себя преданному Жрецу?
Северус молчал, он понимал, что оправдания не помогут, а унижаться до мольбы не хотелось.
- Кто вы? - снова подала голос Гермиона.
- Тише, милая, - ласково ответил Бог. – Ты ведь и сама знаешь, иначе не увидела бы меня сейчас.
- Я умру? – ее голос задрожал.
- Ты уже мертва.
- Нет! - выкрикнул Снейп, обрывая эту странную бредовую беседу. – Оставь ее мне, прошу тебя!
Гермиона недоуменно смотрела на мужа. Он кричит на Бога? И тут она заметила, что застежка на плаще Северуса точно такая же, как и у Смерти.
- Северус… - пораженно выдохнула она.
- Гермиона, помолчи, - оборвал он ее, не сводя глаз с черной фигуры. – Оставь ее мне и у тебя не будет более преданного слуги, чем я.
- Ты выдвигаешь мне условия, смертный? - голос Бога стал злым. – Ты смеешь мне перечить? Я говорил, что ты принадлежишь мне? Предупреждал, что чувства могут тебя погубить? Что же ты молчишь?
- Я клянусь, что оставлю Гермиону и детей, отдам всего себя служению, только не забирай ее, - он отбросил гордость и теперь, проигнорировав полный боли вскрик жены, вымаливал у Повелителя ее жизнь.
- Ты и так будешь мне служить, Северус, - и, заметив, что Снейп чуть расслабился, услышав из уст бога свое имя, добавил: - Не думай, что легко отделался. Если бы ты слушал меня… Я предупреждал, что гордыня может привести тебя к гибели. Ты упустил шанс покаяться и попросить меня о милости. Возможно, я даже пошел бы тебе навстречу.
- В чем покаяться? - на лице зельевара застыла бесстрастная маска. – На тот момент грехов за мной не водилось.
Бог, рассеянно глядевший в сторону, резко повернул голову и прожег взглядом мага, когда же Смерть заговорил, тот его голос едва не срывался от гнева.
- Ты только что клялся в вечной преданности и снова лжешь?
Снейп секунду стоял неподвижно, а потом рухнул, как подкошенный. Из груди вырвался жуткий хрип, словно он не мог дышать, скрученными пальцами маг впился себе горло, стараясь разодрать кожу, в надежде хоть так дать себе возможность вдохнуть.
Он катался по полу в ногах Смерти, не до конца понимая, что тот ему говорит.
- А как же эта нить, ведущая от тебя к… давай вместе посмотрим, к кому она ведет, - в его тоне отчетливо прозвучали издевательские нотки.
Смерть сделал движение рукой, словно потянул за что-то, и Северус, сквозь боль, почувствовал, как рвется связь с Люциусом.
- А вот и твой друг.
Превозмогая боль, зельевар приподнял голову и увидел полупрозрачного и безучастного ко всему Малфоя, зависшего в метре над полом рядом с Богом.
А тот продолжал:
- Вот видишь, если бы ты был честен… - Смерть повел рукой, и душа покорно подлетела ближе. Когда призрачная плоть соприкоснулась с телом Бога, в комнате взвыл ветер - такой же, как и в пустыне - а потом душа слилась с темной фигурой.
Снейп подполз ближе к своему Повелителю, уцепился сведенными судорогой пальцами за плащ и прохрипел:
- Пощади…
И неожиданно боль пропала. Он лежал на полу, глотая вкусный сладкий воздух, потом попытался сесть, но попытка не увенчалась успехом. Тогда, продолжая цепляться за плащ, он вновь заговорил сорванным от крика голосом:
- Я просил пощады не для себя – для нее.
- Нет.
Снейп побеждено опустил голову.
- Ты подвел меня, но я милостив. Если будешь подчиняться беспрекословно, то вновь завоюешь мое доверие, - его голос стал вкрадчивым. – Ты же хочешь этого?
И дождавшись слабого кивка, удовлетворенно хмыкнул:
- Тогда сам забери ее.
За спиной Северуса прозвучал слабый вскрик.
- Что? - не веря своим ушам, переспросил зельевар.
- Либо ты заберешь свою жену быстро и безболезненно, либо это сделаю я - и нити жизни будут рваться мучительно долго. Выбор за тобой.
- А ребенок? - спросил почти сдавшийся Снейп, стараясь не слушать тихих всхлипов за спиной.
- Если подчинишься сейчас, то я позволю твоему сыну жить. И позабочусь, чтобы она воплотилась как можно скорее.
Северус закрыл на мгновение глаза, а потом медленно поднял веки. На его лице застыла маска холодной решимости.
- Прости, - произнес он, поворачиваясь к Гермионе. – Я не смог тебя защитить.
Не отрывая глаз от Гермионы, Снейп одну за другой обрывал нити, которые сам же недавно создал.
- Отвернись, любимый, не мучай себя, - еле слышно прошептала она.
- Нет, - покачал головой он. – Я обещал, что все будет хорошо, а сам уничтожил тебя.
Он медленно опустился на колени у кровати и прижался лбом к холодеющей руке.
- Ты любил ее? - в голосе Бога неожиданно прозвучало что-то похожее на сочувствие, но Северус услышал только любопытство.
- Я… она была самым близким мне человеком.
Он не видел, что эти слова вызвали у Смерти кривую улыбку. «Ну, все, братец, ты проиграл. Даже сейчас он не признался».
- Она должна была умереть, ты ничего не мог сделать. Помнишь, я предупреждал тебя не раскачивать весы мироздания? Даже такая мелочь, как спасение Гермионы, могла привести мир к гибели. Это не считая того, что на твоей совести уже висела одна душа, - конечно же, Бог схитрил: жизнь пары людей - мелочь по сравнению с целым Мирозданием, но убитому горем Снейпу было уже все равно.
- Ребенку ты жизнь оставил, - в последней попытке воспротивиться, бросил Северус.
- А он и так бы выжил, - улыбнулся Смерть.
Северус почувствовал, что его потащили вверх, заставляя подняться на ноги. Затем Бог снова заговорил:
- Хорошо, Жрец. Забирай ребенка, я дам тебе время прийти в себя, а потом мы снова встретимся. И будь готов приступить к выполнению обязанностей в полную силу. Я позабочусь, чтобы смертные забыли о том, что здесь было. Они не будут помнить ни ее, - он кивнул на мертвое тело, начавшее таять на глазах, - ни тебя.
- Ты оставляешь меня Жрецом?
- Верховным Жрецом, - кивнул Бог.
- Я же восстал против тебя!
- Все мои Жрецы, войдя в силу, восстают против меня.
-Я ненавижу тебя.
-Все мои Жрецы ненавидят меня.
-Я…
- Хватит. Ты теперь мой… навечно.
- Вечность - это так долго.
Северус взял сына на руки. Удивительно, но за все время тот ни разу не заплакал, словно понимал, какая трагедия разыгралась в палате. Уже покидая комнату он услышал тихое:
-Иногда, вечность проходит быстрее, чем ты думаешь.

***
В этот день было солнечно. В этот день хоронили героя - хоронили победителя Волдеморта, и проводить его пришли не только члены семьи.
Несмотря на неуживчивый и нелюдимый характер, о зельеваре не забыли. Более того, люди просто боготворили этого мрачного человека.
Возле надгробной плиты стояли двое, одетые в одинаковые черные одеяния. Несмотря на жарко припекающее солнце, их лица были скрыты глубокими капюшонами.
- Ну, как тебе похороны? - тихо спросил один из неизвестных.
Второй насмешливо скривил губы:
- Столько пафоса и ненужных слов.
Он провел рукой по камню.
- Северус Снейп, великий герой, любящий муж и нежный отец. 9 января 1960 - 5 июля 2088гг, - прочел он, и закашлялся, пытаясь сдержать смех. – Это я любящий и нежный?
- Со стороны виднее, о мой преданный Жрец, - поддел его спутник. – Кстати, сегодня у тебя родится правнук. Пошли, полюбуешься.
- Стоит ли? - засомневался Снейп. Даже сейчас ему не хотелось видеть своего Бога в палате рядом с роженицей. Он слишком хорошо запомнил, чем все кончилось в первый раз.
- Стоит, Северус, - несмотря на дружелюбный тон, в его голосе прозвучал приказ.
Двое растворились в воздухе, так никем и не замеченные.

***
Оказавшись в палате, Северус услышал слова врача обращенные к его внуку:
- Ребенок не дышит. Примите мои соболезнования
- Что за глупости несет этот смертный? - улыбнулся Смерть. - Северус, проверь.
Почувствовав легкий тычок в спину, Снейп склонился над телом правнука - тот действительно не дышал. Он хотел уже вернуться обратно к Богу, но почувствовал, что не может разогнуться. А потом глаза заволокло черным туманом и умерший зельевар почувствовал, что стремительно падает вперед. А еще через мгновение ребенок сделал первый вдох и пронзительно закричал, переполошив всех своим криком.
Когда пришло время давать ребенку имя, то Сайгон Снейп сказал:
- В тот день умер мой дед, но нам на радость родился ты. Я нарекаю тебя в его честь. Живи долго и счастливо, Северус Снейп.

***
- Ну, вот и все, игра закончилась, - обиженно протянул Купидон.
- И не в твою пользу, - довольно отозвался Смерть.
- Жрец любил жену, - запротестовал Любовь, которому очень не хотелось признавать поражение.
- Но не признал этого даже на ее смертном ложе. Технически выиграл я.
- Ну и, пожалуйста, - надулся божок.
- Утешься тем, что твое желание сбылось – его жизнь была чередой страданий.
- Тоже мне утешение, - манул пухлой ручкой малыш. – Лучше скажи, зачем ты опять его возродил? Неужели твой Жрец не заслужил покоя, которым ты обычно одариваешь своих слуг?
- На Земле мне нужен последователь, зачем воспитывать еще кого-то, если под рукой – лучший. Я буду опекать его с детства, а в день пятнадцатилетия верну память о прошлой жизни. И снова получу настоящего Северуса, но теперь уже преданного мне до мозга костей.
- А если он опять влюбится?
- Я позабочусь, чтобы ничего такого не произошло, - улыбнулся Бог.
- А если он встретит ее?
- Даже если и так, при перерождении восстанавливаются все воспоминания, но эмоции… эмоции умирают вместе с телом.
- Если он ее любил, то ничто не помешает влюбиться снова.
Смерть замолчал, а потом, осененный новой идеей, весело предложил:
- Хочешь поиграть еще?
- Конечно!
- Давай посмотрим, сколько ему понадобиться жизней, чтобы поверить в свои чувства?
- Прекрасная мысль, братец. Делай ставку!

@темы: мои фанфики