Ringa-Atena
Нелетучий Мыш подземелий. Руками не трогать.
Часть 7. Прозрение
2123 год.
Тридцатипятилетний Северус Снейп – почетный член сообщества зельеваров, глава департамента внутренней политики, правнук великого героя сидел за столиком в маггловском кафе. Наверное, любой маг удивился, увидев его здесь. Такой человек, как Снейп, не мог иметь к магглам никакого отношения.
Теперь Снейпы считались чистокровными магами, и если кто-нибудь вспоминал, что их прародитель был всего лишь нищим полукровкой, то такого глупца тут же поднимали на смех. В жилах победителя Того – Кого – Нельзя – Назвать (даже спустя столько времени ни один маг не осмеливался произнести его имя) не могла течь грязная кровь. И потому людская молва упорно твердила: Северус Снейп скрывал свое происхождение - на самом деле его родословная брала начало, чуть ли не от самого Мерлина!
Но тогда, что он делает здесь, в окружении магглов? Северус усмехнулся: «Знали бы они правду! Знали бы, кто на самом деле Снейп - младший».
- Да, ты нарушил все границы – умудрился стать собственным правнуком! - тихонько пробормотал он себе под нос.

В памяти всплыли детские воспоминания. Тогда он еще не догадывался о своей избранности - просто был маленьким мальчиком, которому позволялось многое, но не все. Родители в сыне души не чаяли, однако воспитывали в строгости. Конечно, в суровости и язвительности с прародителем сравниться не мог никто, но мягкотелостью Снейпы отнюдь не страдали.
Зельевар с улыбкой вспомнил как его впервые наказали за ложь. Он, тогда еще трехлетний карапуз, взахлеб и с горящими от восторга глазами рассказал отцу, что по вечерам к нему является незнакомец и улыбается.
Поначалу ему не верили, считая это ночными детскими страхами. Но когда маленький Северус заявил, что вовсе не боится ночного гостя, а даже наоборот – не может заснуть, пока тот не появится, и тут же попросил родителей не приходить вечером в детскую, чтобы не спугнуть его, то впервые в своей жизни получил трепку за ложь и выдумки.
Тогда он жутко обиделся на родителей – спонтанный выброс магии целый день не подпускал отца к нему ближе, чем на пять шагов. Теперь же оставалось только смеяться над детскими обидами. Ну, как его внук мог поверить малышу, если лично накладывал охранные заклятия на комнату, а потом еще усердно проверял – не была ли нарушена защита?
Не смотря все их усилия, незнакомец являлся каждую ночь. От него исходили странные волны – Северус купался в них, впитывал в себя даже малейшие всплески, став со временем полностью зависимым от этих ощущений.
Впервые он это осознал в восьмилетнем возрасте – в один из дней незнакомец не явился, как обычно. Чувство потери, страх одиночества - новые для него чувства - терзали душу маленького мальчика. Такой истерики, какую закатил в тот вечер родителям Северус, от него никогда еще не видели. Он вообще был на удивление спокойным и уравновешенным ребенком, поэтому такое проявление чувств вызвало у родителей настоящую панику. Не действовало ничего: ни ругань, ни уговоры, ни попытки пристыдить – дескать, ты большой уже для таких сцен. В тот вечер маленький Северус с солеными дорожками на щеках и распухшим красным носом уснул, прижимая подушку груди. Его сон больше походил на забытье. А проснувшись среди ночи, он увидел того - без кого, казалось, уже не мог жить.
Тогда Северус впервые понял, что таинственный человек – не призрак и не галлюцинация, как утверждали родители. Он кинулся гостью на шею и, почувствовав под руками вполне реальное и осязаемое тело, расплакался от облегчения. И тогда же он впервые услышал голос незнакомца.
- Ты так соскучился по мне? Какая поразительная преданность.
- Я не хочу, чтобы ты уходил, - не обращая внимания на прозвучавшие слова, попросил Северус.
- Я всегда буду рядом, - со странной улыбкой заверил его незнакомец.
- Кто ты?
- Узнаешь в свое время, а сейчас спи, - рука мужчины легла мальчику на лоб. Глаза будто засыпало песком, и они сами по себе начали закрываться. Сквозь сон Северус услышал: - Я не желаю больше видеть от тебя подобных истерик. Ты выше всех остальных, и подобная слабость недопустима.
Северус не знал, приснились ли ему эти слова, или же действительно звучали в реальности, но с той ночи он ни разу не плакал. И никогда не спрашивал имени гостя.
После того случая, незнакомец стал появляться и днем, но молчаливыми их встречи больше не были.
В те дни мальчик с восхищением впитывал все, чему его учили: он научился колдовать так, как и не снилось его сверстникам, видеть то, что не доступно глазу других людей. Он стал сильным и… бесконечно одиноким. Ведь, Учитель сказал не привязываться к людям, и Северус отгородился от всех стеной отчуждения. Но в этот раз его одиночество оказалось не таким, как когда-то давно – с ним был Он. А благодаря полученным урокам, его отчужденность не отталкивала, а притягивала людей и те, кого он подпускал к себе ближе остальных, чувствовали себя невообразимо польщенными оказанным доверием.
Имя незнакомца открылось Северусу в пятнадцать лет. Отпраздновав с родными день рождения, он, как и всегда, не поддался на уговоры погулять и повеселиться еще немного и уединился в своей комнате. Там его уже ждали.
- У тебя сегодня праздник, - заметил гость без тени улыбки. – Я приготовил подарок.
Северус метнул в него мрачный взгляд из-под отросшей челки, но ничего не сказал.
- Тебе не интересно? - продолжил его Учитель.
- Ваше присутствие здесь - уже самый лучший подарок, - отозвался он, в душе сгорая от любопытства – что же такого особенного припасли для него на пятнадцатилетие? Сам Северус праздники не любил, но если знакомый «незнакомец», никогда до этого не обращавший внимания на такие мелочи, как день рождения, сегодня вспомнил о нем, значит, это - действительно что-то важное.
- Если бы я не знал о твоей маниакальной прямоте в высказываниях, то решил бы, что слышу грубую лесть. Но… как в тебе уживаются хитрость и изворотливость с поразительной честностью?
Не дожидаясь, пока Северус неопределенно пожмет плечами, он метнул в парня сгусток тумана.
- Получи свой подарок, - услышал именинник, оседая на пол.
Перед глазами замелькали странные сцены. Ни разу не виденный и одновременно такой знакомый дом в маггловском районе, грязная маленькая речушка между замусоренных пологих берегов неподалеку. Зеленоглазка с рыжими волосами на детской площадки. В душе возникло теплое чувство и тут же пропало - всего лишь какая-то девчонка, не стоит и вспоминать. Хогвартс-экспресс, на всех парах мчавший по зеленой долине, и он сам, тоскливо глядевший в окно. Так вот, почему первая поездка в школу не произвела на него никакого впечатления! Лицо седобородого старика – маг вызывал уважение и, как ни странно, желание оказаться от него подальше.
Образ Дамблдора, Северус вспомнил его имя по портретам, висевшим в Хогвартсе, исчез, сменившись змееподобным лицом. Этот человек так же вызвал страх и уважение. «Лорд, - пронеслось в голове, следом пришло понимание: – Теперь он обрел то, что искал».
А потом перед глазами возникло красивое и немного печальное лицо юной девушки – с теплыми карими глазами, доброй улыбкой и пушистыми вьющимися волосами. Теплота в душе вспыхнула вновь, и в этот раз пропала не скоро. «Гермиона, - его губы растянулись в нежной улыбке, которая тут же пропала, когда Северус увидел следующую сцену: ее душа бьется в его руках, а затем уходит, растворяется в ладонях того, кто…
Снейп поднял голову и посмотрел в глаза гостю.
- Приветствую вас, Повелитель.
- С возращением, Жрец, - улыбнулся ему Смерть.

Дальнейшая его жизнь потекла, как по накатанной дороге. Теперь Северус не только видел – он, как и в прежней жизни, мог забирать души. Подарком, о котором толковал ему Смерть, оказались не только воспоминания. Когда дезориентированный и ошарашенный Северус пришел в себя, то бог с невозмутимым выражением на лице вручил зельевару четки.
- Кажется, это твое, - заметил он и улыбнулся, когда Снейп схватился за них так, словно в деревянной поделке была заключена часть и его души тоже.
Он с каждым годом становился все сильнее, но больше не стремился переиграть бога. Понимал: это невозможно. И удовлетворился второй ролью – ролью Жреца. А разве всю свою жизнь он не был на вторых ролях? Правая рука Лорда, левая рука Дамблдора… Полезный, незаменимый, нужный, но всегда второй… что изменилось теперь? Ничего. Северус смирился и, как бы это странно не звучало, почувствовал себя умиротворенным. Он был на своем месте.
Со временем пришло понимание, что может разозлить Смерть, а на что тот закроет глаза. И если раньше – еще в той жизни - Снейп догадывался, что бог хитрил, когда забирал Люциуса и Гермиону, то теперь знал точно: их жизни тогда ничего не решали. Сотня – другая воскрешенных душ могли бы пошатнуть Мироздание, но не две. Хотя, никогда не знаешь, что может стать последней каплей в гибели мира. И поэтому, вопрос о Гермионе Северус не поднимал – ни тогда, ни сейчас. Он предпочел все забыть.
Соответствуя своей смертоносной сущности, бог совершенно не протестовал, если его Жрец отбирал душу у человека, которому было суждено еще жить и жить.
В первый раз это произошло случайно. Вскоре после своего пятнадцатилетия Северус отправился в Лютый переулок. За свою прошлую жизнь он наладил с дельцами черного рынка неплохие связи, и собственная смерть – не причина, чтобы их терять. Снейп собирался проверить все аптеки, где можно было прикупить запрещенные ингредиенты, и выяснить, кто сейчас там заправляет. А потом – дело техники. Он просто должен был воспользоваться именем деда – своим именем – и заключить новые договора.
А что ему оставалось делать, если отец ни в какую не хотел подпускать сына к семейному делу? «До совершеннолетия, даже, не думай о работе в лабораториях», - именно так он и заявил.
Единственное, о чем Северус забыл: он больше не опытный маг, бывший Пожиратель и декан Слизерина. Он, всего-навсего, безусый мальчишка – легкая добыча для жителей Лютого. И когда две мрачные тени скользнули из плохо освещенного переулка ему навстречу, он поначалу даже растерялся, не ожидая нападения, а дальше действовал уже инстинктивно.
Потом, передавая души, Снейп виновато отводил глаза, но заметив странную полу удивленную усмешку на губах бога, понял: тот доволен и не станет возражать, если подобное повторится.
После этого Северус не раз и не два ловил себя на том, что смотрит на людей оценивающе, словно прикидывая - можно ли его забрать сейчас или оставить пожить еще. В той жизни он так не поступал, но теперь внутренний демон сорвался с цепи. Временами его охватывало чувство эйфории – обретенная власть пьянила, и отказываться от нее Снейп не собирался.

***
- Вы собираетесь делать заказ или нет? - раздраженный женский голос вырвал его из раздумий. Очевидно, она уже не в первый раз повторяет этот вопрос, пытаясь достучаться до сознания погруженного в раздумья зельевара.
Северус поднял глаза на приставучую официантку, собираясь как-нибудь порезче осадить ее, и онемел. Перед ним стояла Гермиона – такая, какой он запомнил ее в последний год перед ее смертью. Легкие волны волос ( видно, маггловские средства справлялись с вьющейся шевелюрой лучше магических) падали на плечи, красиво обрамляя лицо. Северус знал, что на такой работе волосы обычно собирают в пучок, но был рад, что и эта Гермиона не прочь иногда нарушить правила. Правда, в теплых карих глазах не было мягкости – напротив, взгляд приобрел некоторую резкость, даже злость, отчего «зеркала души» казались темнее, словно бы кто-то накинул на них пелену. А еще, на лице читалась усталость и обреченность.
Снейп пожирал глазами тоненькую фигурку, не в силах поверить в свое везение. «Я могу снова получить ее! Могу сделать ее жизнь легкой, стереть усталость из глаз. Гермиона должна быть благодарна мне».
- Как тебя зовут? – он цепко ухватил девушку за запястье, не обратив никакого внимания на ее попытки вырвать руку. Когда официантка открыла рот, собираясь позвать охрану, Снейп посмотрел ей в глаза и с нажимом повторил: - Как тебя зовут?
И она не смогла противиться требовательному тону:
- Джина Майерс, - прозвучал ее тихий ответ.
- Дурацкое имя.
Снейп поморщился, потянулся за салфеткой и, положив ее перед собой на стол, накрыл ладонью.
- Теперь твое имя Гермиона, - немного рассеянно сообщил зельевар.
- Меня зовут Джина! - гипнотичное воздействие его взгляда рассеялось, и девушка снова попыталась вырвать руку. – Отпустите или я позову охрану! С чего вы решили, что я должна вас слушать?
- Решил? - так же рассеянно переспросил Снейп. Потом, резко вскинул голову и криво усмехнулся: - Да, именно… Я так решил.
Убрав с салфетки руку, он взял ее и протянул девушке.
- Вот, - Северус выпустил запястье и с интересом посмотрел на застывшую, словно соляной столп, официантку, - когда закончишь работу, отправляйся по этому адресу. Я буду ждать тебя, Гермиона.
Девушка потемневшими глазами уставилась на салфетку с проступившими на ней буквами. Казалось, она сейчас усиленно пытается что-то возродить в памяти и та, наконец, услужливо начала подкидывать обрывки воспоминаний.
- Северус? - неуверенно произнесла она.
- Не опаздывай, - он встал и вышел из-за стола. Еще с минуту посмотрев на девушку, Снейп покинул кафе.
«Забавно, - мелькнуло в голове, когда Северус, завернув за угол дома, подготовился к аппарации, - давно забытые слова ритуала пробудили память. Я же обещал себе... А, ладно, уже не важно».

***
Спустя несколько дней в газете появилась небольшая статейка о том, что некая Джина Майерс, работавшая официанткой в маленькой забегаловке, ушла работы, но домой не вернулась. Всех, кто знает что-то о местонахождении пропавшей, просили связаться с ее родственниками. Буквально на следующий день Лондон забыл об этом происшествии, а спустя семь лет Джину Майерс, согласно закону, объявили погибшей.
В магическом же мире никто о ней не знал и не мог сопоставить пропажу какой-то магглы с появлением девушки по имени Гермиона, ставшей впоследствии женой Северуса Снейпа.

2293 год.
В этот раз осознание того, кем он является на самом деле не было таким болезненным, как в прошлой жизни. Может потому, что Северус сам подготовил сыновей и внуков к тому, что должно произойти. А те, в свою очередь, благовели перед маленьким Северусом - будущим вместилищем души прародителя. Смерть не вмешивался и не пытался отговорить Снейпа, но видно было - он доволен появлением новых Жрецов.
- Все верно, - когда душа зельевара, прожив отпущенные ей сто двадцать восемь лет, покинула старое тело и готовилась к переселению, - чтобы быть Верховным Жрецом, нужно иметь в подчинении последователей рангом пониже. И не зацикливайся на магах, магглы для наших целей подходят не хуже.
Но магглы магглами, а жить Северус предпочитал среди волшебников. Ими, как оказалось, легче управлять. Там где мало-мальски образованный маггл начал бы докапываться до истины и искать логическое объяснение чуду, маг верил сразу и безоговорочно.
Северус помнил как два его старших брата – или правильнее называть их пра-пра и так далее внуками? - устроили возле Дырявого Котла целое представление.
Секкен и Сидар напоминали повадками близнецов Уизли. Рыжих озорников Снейп помнил очень хорошо, в отличие от других представителей этой семейки.
Еще маленьким Северус привык видеть веселые и озорные лица старших братьев, но после посвящения вечные улыбки пропали с их лиц. Теперь, если они и улыбались, их ухмылки невозможно было назвать по-другому, кроме как издевательски-насмешливыми. И еще в глазах появилась веселая злость. Веселая, потому что шутить они не перестали, но все их проделки теперь были далеко не добрыми.
Вот как тогда.
Зельевар стоял в тени и наблюдал, как Секкен, отвернувшись к витрине, старательно делал вид, что кроме гоночной метлы последней модели его ничто не интересует, а сам, тем временем, легонько прикоснулся к выбранной жертве. Совсем легонько – так, чтобы не убить на месте, но как следует помучить.
Мужчина, естественно, схватился за сердце, а его жена, молодая симпатичная ведьмочка, в панике забегала вокруг осевшего на землю мужа.
По губам Секкена скользнула и пропала легкая ухмылка, от созерцания витрины он не отвлекся – напротив, начал изучать метлу еще пристальнее.
Северус сначала не понял, чего тот добивается, пока на сцене не появился Сидар. Парень, закутанный с головы до пят в черный балахон, вызвавший у Снейпа очень нехорошие воспоминания, протолкался сквозь уже успевшую набежать толпу к телу мужчины.
- Я могу попытаться помочь, - очень тихо произнес он.
Сначала его не услышали - толпа продолжала шуметь и обсуждать происшествие. Вызвать помощь никто даже не попытался. И не потому, что люди злы или их радовали мучения ближнего – просто не догадались. Хотя, крылся ли в этом безразличии злой умысел или нет, но стонущему на земле мужчине от этого было не легче.
Молодая женщина, судорожно цеплявшаяся за мантию мужа, подняла голову. В ее глазах светилось недоверие и безумная надежда.
- Сделайте что-нибудь, – попросила она. Негромкий шепот прозвучал оглушительнее любого крика.
- Я могу попробовать, - изображая неуверенность, склонился над мужчиной Сидар и положил тому руку на грудь.
Какое-то время он сосредоточенно смотрел на жертву, потом медленно поднял голову и, наклоняясь к не сводившей с него взгляда женщине, коснулся губами ее уха.
- Я попрошу о помощи своего Бога, только никому ни слова. Пусть все считают, что я – обычный целитель. Вы согласны молчать?
- Кому вы поклоняетесь?
- Для вас это не должно иметь значения. Так вы согласны? Будете молчать?
Дождавшись утвердительного кивка, он снова склонился над умирающим и негромко – так, чтобы не услышали в толпе, но чтобы сама женщина сумела расслышать каждое слово – произнес:
- К тебе взываю, Бог Смерти! Отпусти этого смертного и взамен прими мою жертву, - с этими словами он полоснул себя по руке маленьким ножом, как по волшебству скользнувшим из широкого рукава в ладонь. Запястье прочертила тонкая полоска. Порез быстро набухал кровью, а потом первая алая капелька полетела вниз, за ней последовала вторая, третья…
Секкен, наблюдавший всю сцену в зеркальном полотне витрины, уловил момент и отпустил мага. Тот полузадушено всхрапнул и… перестал цепляться пальцами за грудь. Лицо начало принимать нормальный оттенок – он все еще был бледен, но синюшный цвет ушел. Стерев ладонью капли крови с лица. Мужчина попытался сесть. Кинувшаяся ему на помощь жена вспомнила, наконец, о спасителе, но когда она кинулась благодарить непонятно откуда взявшегося мага, того уже и след простыл.
Через полчала поползли первые слухи, а к концу дня весь магический Лондон перешептывался о том, что существуют, оказывается, такие люди, к просьбам которых прислушивается сама смерть.

***
- Попроси женщину молчать… - смеялся потом вечером Сидар.
- Точно, и вскоре о твоих тайнах будет не осведомлен только ленивый, - вторил брату Секкен.
Но они оба посерьезнели и подобрались, когда к ним подошел мрачный Снейп. От него веяло убийственным холодом. Близнецы застыли, словно их действительно коснулась обжигающе-ледяная волна гнева.
- Что за представление вы устроили? – срывающимся от ярости голосом осведомился он.
Братья переглянулись и виновато опустили головы.
- Мы подумали, - начал оправдываться один, - что пора бы уже приучать людей к мысли о существовании Жрецов.
- О нашем существовании, - непонятно зачем уточнил второй. - Простые маги должны знать, к кому нужно обращаться за помощью.
Северус молча смотрел на своих потомков. Все повторяется – все то же самое, что и раньше. Эти двое возомнили себя выше остальных людей и теперь хотят власти.
«А разве это не так? - шепнул внутренний голос, очень напомнивший интонациями Смерть. – Разве ты сам не к этому должен стремиться?»
Поняв, что прародитель не спешит наказывать их, Секкен продолжил убедительно говорить:
- Мы не должны были проворачивать эту аферу не посоветовавшись с тобой, Верховный, но момент подвернулся удачный.
Северус продолжал молчать, и занервничавший Секкен сбился с официального тона, заговорил быстро, как в детстве, когда хотел добиться одобрения родственников.
- Мы хотели, как лучше. Северус, вот увидишь, они скоро будут нам в рот заглядывать. Мы были не правы, надо было все заранее рассказать.
- Обещаем, что в будущем всегда станем с тобой советоваться, - поддержал брата Сидар. - Но… Ведь, здорово у нас получилось? Правда?
В глаза обоих юношей светилось такое желание услышать одобрение, что Северус не смог отказать им в этом. Уже более спокойно он произнес:
- Согласен, задумка была гениальна, но в будущем, я очень хочу знать о ваших задумках ДО, а не ПОСЛЕ их воплощения в жизнь.
Уходя, Снейп бросил через плечо короткое:
- Я доволен.

***
- Я доволен, - повторил его слова Смерть, когда Северус пересказал ему этот случай.
Зельевар промычал в ответ что-то невразумительное.
- У тебя предприимчивые потомки, - Смерть хитро прищурился. – Ты не рад этому?
И снова неясное хмыканье в ответ.
- Не мешает так же немного встряхнуть мир. Слишком уж магглы продвинулись в науке и так просто не воспримут новый культ. Когда воздвигнут первый храм мне - сообщишь, - Снейп не сразу осознал смысл сказанного, а когда понял - отвечать оказалось некому. Смерть исчез так же незаметно, как и появился минутами ранее.
Через неделю в двери особняка Снейпов постучался первый проситель, умолявший помочь умирающей дочери. Этот вопрос решился быстро. Девочке просто требовались нормальные лекарства, а не те некачественные зелья, которые покупал небогатый отец семейства. Северус сварил все необходимое для лечения и заслал Сидара в дом убитого горем отца. Когда тот вернулся, то весело сообщил:
- Порядок. Теперь они будут по гроб благодарны.
Через полгода группа магов, слышавших, что для удачного исцеления последователи странного культа проливают свою кровь, попытались повторить этот номер сами. Как и все испуганные люди, меры они не знали, поэтому несколько капель крови показались неубедительной платой за жизнь.
Расследование случая о старом маге принесенном в жертву неизвестному богу ничего не дали - преступников найти не удалось. Но среди людей начались перешептывания о том, что все члены семьи погибшего с тех самых пор выглядят гораздо бодрее и здоровее, чем до жертвоприношения.
Смерть оказался более чем доволен.

***
Он медленно прохаживался улочками Диагон-аллеи, ни о чем конкретно не думая, и просто наслаждался самим процессом ходьбы, когда ноги сами несут тебя вперед: левая нога, правая нога – ритм шагов сливается с ритмом сердца.
«Этого ли он хотел, когда принимал предложение Бога? Откуда в потомках - в его собственной плоти и крови - такая тяга к жестокости? Или черствость души - удел всех, отмеченных Смертью?»
Ответа на эти вопросы Северус не знал, и в который раз пожалел, что рядом нет того единственного человека, который всегда несколькими словами умудрялся принести покой в мятущуюся душу зельевара. Жалел, что нет больше рядом Люциуса Малфоя. Замену ему Снейп не нашел, да и не пытался искать. Может, прими он участие в судьбе Нарциссы Малфой, сейчас все было бы по-другому. Ведь они оба остались совершенно одни, и свободно могли утешиться в объятиях друг друга. Никакой любви - просто желание почувствовать поддержку и живое человеческое тепло. Хотя, вряд ли Нарцисса на это бы пошла. Она до конца дней хранила верность Люциусу. А может, стань он тогда ближе к крестнику, удели ему толику внимания, то сейчас рядом шагал бы кто-нибудь из потомков Люциуса. Но Драко, первым из длинной вереницы Малфоев отказавшийся от проведения ритуала, жену себе так и не нашел. Он умер бездетным в полном одиночестве.
С магглами дело обстояло просто, и одновременно очень сложно. Исполняя указание Смерти, Северус начал подыскивать помощников среди неволшебного народа, и с досадой понял, что из них Жрецы получают даже лучше, чем из волшебников. Его родичи (других магов зельевар пока что опасался привлекать к служению) никак не могли привыкнуть, что их призвание не колдовать, а служить проводниками душ и часто приходили в уныние, понимая, что обычное волшебство тут не действует. Особую трудность для них составил процесс заключения души в четки, ставшие обязательным атрибутом любого Жреца. А вот с магглами оказалось легче. Идея аккумулятора была для них проста и понятна.
Из раздумий его вывел сильный толчок. Северус отвлекся от созерцания булыжной мостовой под ногами и посмотрел на врезавшуюся в него девушку. Она даже не задержалась, чтобы извиниться, и уже спешила дальше вместе со своим спутником.
- Мисс, - Северус почувствовал легкое раздражение, поэтому в два счета оказался рядом с парочкой и положил руку на плечо девушки, - вам следует смотреть под ноги!
- Не надо было топтаться на дороге, - дерзко ответила она ему. – А теперь простите, мы торопимся, - и снова потащила парня за собой.
Северус мог бы ответить насмешкой на это заявление, с легкостью осадить нахальную девчонку, но не стал. Потому что из глаз пятнадцатилетней волшебницы на него смотрела Гермиона. Встреченная незнакомка была похожа на его жену, как две капли воды.
Он еще успела расслышать, как парень выговаривает подружке:
- Ты с ума сошла, Лиза? Это же Северус Снейп – потомок того самого Снейпа! И характер у него по слухам такой же мерзкий. А еще… - что там было еще, Северус не расслышал – все слова потонули в уличном шуме.
Проводив пару взглядом, он заметил, что маг, по всему виду аптекарь, наблюдал за столкновением из дверей своей лавки. Старик был из тех, кто уже обращался когда-то к Снейпам за помощью, поэтому Северус не раздумывая шагнул к нему.
- Кто эта девчонка? - спросил он у опешившего мага.
- Элизабет Вуд, - подобострастно затараторил тот, с восхищением глядя на мрачного мага. – У нее отец держит магазин готовой одежды. Денег у них не много, но гонору – хоть отбавляй.
«Кажется, юная мисс Вуд успела за свою жизнь нахамить не только мне»,- криво усмехнулся зельевар».
- Продолжай, - коротко бросил он.
- Лиза помешана на своем предке – Оливере Вуде. Хотя с тех пор в их семье не было ни одного приличного игрока в квиддич. А она сама годна только на то, чтобы подняться на метле не очень высоко в воздух. Говорят, Элизабет терпеть не может летать.
«Как и моя Гермиона», - с неожиданной теплотой подумал Северус.
- А паренек - ее жених, Джорджиус Роули, - продолжал делиться информацией старик. – Ничего парень, вежливый и спокойный. Не то, что Лиза.
- Адрес, - Северусу было неинтересно выслушивать о достоинствах неизвестного мальчишки, и он быстро оборвал затянувшийся монолог.

***
Снейп уверенно зашагал в указанном направлении, но в его душе такой уверенности не было. Он прекрасно помнил, что вышло в прошлый раз и не хотел повторения. Или хотел?
Во вторую их встречу с Гермионой все прошло, казалось бы, хорошо. После неудачно слетевших с языка слов, она даже узнала его. Но кроме имени, вспомнить прошлое было ей не дано. Лишь изредка, после нескольких лет жизни вместе, Гермиона признавалась, что иногда видит очень яркие сны о них двоих.
Найденная непонятно где жена сначала вызвала возмущение родственников, никак не ожидавших появления в их тесном кругу магглы. Но со временем все привыкли, и сама Гермиона в том числе. Вот только к волшебству в повседневной жизни привыкнуть оказалось сложнее, чем надеялся Снейп. Гермиона практически никогда не покидала дома, предпочитая тишину своей комнаты уличным прогулкам или шумным посиделкам у камина.
Но ночи их были наполнены страстью и удовольствием. Памятуя о проклятии ритуала, зельевар решил соблюдать осторожность сразу. К его радости, все вышло так, как он и хотел: Гермиона родила двоих мальчиков, и больше они на тему детей не заговаривали. Жена никогда не жаловалась, а Северус не спрашивал - жалеет ли она о той встрече в кафе?
Вместе они пробыли тридцать лет, а потом Гермиона ушла - так же тихо, как и жила. Просто заснула с вечера, а утром Снейп нашел жену мертвой. Ее лицо, казалось, просветлело, а на губах навеки застыла улыбка облегчения.
Стоит ли сейчас начинать все заново? Нужно ли искать Гермиону? Ведь разница между ними даже больше, чем была в первой жизни. Ему пятьдесят два, ей – от силы пятнадцать.
Остановившись перед заветной дверью, Северус никак не мог решить, что ему делать. Но желание – почти навязчивая идея - иметь детей именно от Гермионы пересилило. Смерть оба раза воплощал своего Жреца в их совместном с Гермионой потомке, хотя после второй жизни у зельевара было достаточно бастардов на стороне. Рисковать и потерять вечную жизнь магу не хотелось. Судьба Элизабет Вуд была решена.
Маг уже занес руку, чтобы постучать, когда дверь пред ним распахнулась.
- Я пришел купить твою дочь, - недобро усмехаясь, сообщил он опешившему лавочнику. И отодвинув онемевшего мужчину в сторону, вошел в дом.

***
Входная дверь распахнулась и закрылась с громким хлопком.
- Я дома, - прозвучал девичий голос. – Мы с Джо гуляли, заодно заскочили на Диагон-аллею за учебниками. А еще мы…
- Лиз, - голос отца звучал странно. – Тебе не стоит больше встречаться с Джоржиусом.
- Почему это? - девушка зашла в комнату и нашла взглядом отца. Тот сидел на диване и смотрел куда-то ей за спину. Мать пристроилась рядом с мужем. Глаза у нее отчего-то были красными, она явно плакала.
- И учебники тебе больше не нужны, - не ответив на вопрос, продолжил странный разговор отец.
- Почему мне нельзя встречаться со своим женихом? - Элизабет редко запрещали делать то, что ей хочется, поэтому ничего, кроме возмущения, она сейчас не испытывала. - Ты сам говорил: «Закончите Хогвартс - и играйте свадьбу, я только рад буду».
Мать сорвалась с места и бросилась к дочери.
- Девочка моя, любимая! - возбужденно зачастила она. – Совсем большая выросла, дай-ка я на тебя нагляжусь, а то как покинешь дом, так и не вспомнишь, наверное, старых родителей, - женщина смахнула слезу. - Как же тебе повезло! У тебя будет очень богатый и влиятельный супруг. Поздравляю, солнышко ты мое!
Лаза с трудом выпуталась из цепких объятий матери и удивленно сказала:
- Джо не богат. Мам, ты что? Кстати, почему мне не нужны книги?
- Забудь о нем, - мать попыталась заключить дочь в объятия, но та снова увернулась. - И тебе больше не нужно посещать Хогвартс. Твой будущий муж сказал, что сам займется твоим обучением.
- Будущий муж? - последовала немая пауза, а потом разгневанное: - Вы что, просватали меня? Даже не спросив, чего хочу я ?
- Доченька, - включился в разговор отец, - это ради твоего же блага. Ну, что хорошего тебя ждет с сопляком, вроде Джорджиуса?
-Отец…
- Что, отец? - повысил он голос. - Ответь, какое у тебя с ним будущее? Тяжелая работа? Полунищенская жизнь?
- Зато это будет моя жизнь! А ты сосватал меня за человека, которого я ни разу в жизни не видела!
- Ну почему, мисс, - прозвучал у нее за спиной смутно знакомый насмешливый голос. – Один раз мы все же встречались. Или у вас память короткая?
Элизабет вздрогнула, потом резко обернулась и смерила мужчину гневным взглядом.
- Не смейте, слышите?! Не смейте лезть в мою жизнь! Что я вам сделала? – она даже притопнула ножкой от праведного гнева.
«Подростки! - закатил глаза Северус. – Ничего, перерастет. Немного воспитания и из нее выйдет превосходная миссис Снейп. Не то, что предыдущая».
- Вы привлекли мое внимание, мисс, - он учтиво улыбнулся. – Этого достаточно.
Взяв девушку за руку, он, игнорируя ее нежелание подчиняться, коротко произнес:
- Идем.
И холодно через плечо родителям:
- Свадьба состоится у меня в особняке. Вы оба приглашены.
Наверное, впервые за все это время Северус был благодарен близнецам за то представление. Отец Элизабет сразу узнал его, а слухи, ходившие о Снейпах, сделали будущего тестя очень сговорчивым.
Обняв невесту за плечи, маг аппарировал их обоих прямо к дому.
- С возвращением, Гермиона.

@темы: мои фанфики