00:07 

"И до скончания времен...", часть 7-3

Ringa-Atena
Нелетучий Мыш подземелий. Руками не трогать.
Часть 7-3

***
Северус вошел в спальню. Он так устал, очень устал. Ужасно хотелось отдохнуть, но тут нужен был не просто сон, хотелось покоя – того самого, который был ему недоступен. Кто бы мог подумать, что вечность – это так долго. Он не раз ловил себя на мысли, что завидует Волдеморту, вовремя осознавшему, чем грозит бессмертие, и с присущей ему змеиной ловкостью придумавшему для себя выход.
Ничего, срок жизни выходит. Скоро у него будет передышка, хотя бы первые двадцать лет. И тут Снейп замер.
Картина, представшая перед его глазами, вызвала оторопь своей абсурдностью.
На его кровати лежала обнаженная женщина. Его жена, его Гермиона… его внучка.
Он затряс головой, отгоняя нахлынувшие воспоминания о самой первой Гермионе. Они были так похожи… как два шипа с одного розового куста. Но это – не она.
- Что это значит? Ты с ума сошла? - грозно спросил он.
- То, что я устала, - она потянулась к нему. - То, что я хочу быть с тобой и не могу. Почему? Я так уродлива ? Ведь ты же никогда не пренебрегал женщинами, Верховный, но не смотря на это их у тебя могло быть много больше.
- Ты не понимаешь, о чем просишь, - он сорвал с себя плащ и швырнул Гермионе. - Прикройся! Ты - Жрица, а ведешь себя, как шлюха!
Она поймала плащ, но одевать не стала, только прижала к груди черную бархатную ткань, скрывая себя от глаз Северуса.
«Почему я не рассказал еще в детстве, кем она на мне является? Тогда не случилось бы такого… такого…», - Снейп не мог подобрать нужного слова. И тем больше была его досада, что, глядя на ее обнаженное тело, он не воспринимал девушку, как свою плоть и кровь, а видел в ней именно жену.
- Это ты не понимаешь, Северус, - маг вздрогнул, когда Гермиона назвала его по имени. - Мне - тридцать пять, но с семнадцати лет я перестала обращать внимание на других мужчин. Да я вообще никогда в их сторону не смотрела! Ты был такой сильный, такой могущественный … такой добрый со мной. Я ждала, что вот-вот, еще немного и ты обратишь на меня свое внимание, но этого не произошло.
Она вскочила с кровати и сделал шаг к мужчине, роняя по дороге плащ.
- Не гони меня, почему ты не можешь понять? Я не хочу быть Жрицей, мне просто нужно быть рядом с тобой! Я знаю, ты никогда не полюбишь, но в твоих силах сделать меня своей. Чего ты ждешь? Вот она я, возьми…
Казалось, Северуса сейчас хватит удар. Он пошатнулся, его губы задвигались, словно он читал беззвучную молитву. «Что же она творит?»
- Надо было оставить тебя в городе, как я и собирался. Надо было забыть о твоем существовании. Ты не хочешь быть Жрицей? Так убирайся из Храма! Я не стану тебя удерживать. Нет, я приказываю: уходи! С твоими умениями ты легко сможешь устроить свою жизнь среди обычных людей.
Женщина отшатнулась.
- Ты гонишь меня… - растерянно произнесла она. – Мне казалось, что я тебе хоть чуточку небезразлична… Хорошо, раз так – я уйду и больше…
Снейп больше не мог смотреть, как искажается в муке ее лицо. Он прижал Гермиону к себе, и быстро коснулся сухими горячими губами ее лба.
- Именно потому, что люблю тебя больше жизни, и прогоняю сейчас. Столько лет я калечил твою душу, но так и не сумел изжить из нее способность чувствовать. Уходи, - он оттолкнул ошеломленную девушку и сам накинул ей на плечи плащ, укутывая поплотнее, - твое сердце еще не заледенело окончательно, и сможет со временем отогреться, но… не рядом со мной, внучка.
Она вскрикнула и отступила назад, потом бросилась к выходу. Северус смотрел, как закрывается за ней дверь, уже зная, что последует дальше.

***
Он не ошибся. В последние несколько веков он вообще редко ошибался.
- Ну-ну, Северус, значит, ты сдался. Подвел меня. Предал, - с каждым сказанным словом Смерть подходил все ближе к Снейпу.
Тот не стал оправдываться. Не дрогнув, он посмотрел в глаза Повелителю.
- Поддался чувству, - продолжил бессмертный, теперь они стояли лицом к лицу. – И стал слаб.
- И что теперь? - устало спросил зельевар.
- Таким ты мне больше не нужен, - прозвучал приговор бога. Он прижал к себе Жреца, а когда разжал объятия Северус начал медленно оседать на пол.
По комнате пронесся порыв ветра, заставляя задрожать пламя свечей, и когда все прекратилось, то в комнате уже никого не было, только на полу изломанной куклой лежало коченеющее тело Верховного Жреца.

***
- Ну вот, братец, наконец-то, - весело фыркнул Любовь. – А то я уже начал подумывать, что твой Жрец немного туповат. Ему понадобилось столько времени!
- Не думай, что выиграл. Ставил ты, как я помню, на его четвертую жизнь. Кстати, почему именно на нее?
- Да откуда я знаю, - удивился Любовь, - поставил и все. К слову, ты тоже среди проигравших – утверждал, что он никогда не признает своих чувств.
- Подсунуть душу его жены в тело внучки – нечестный ход, - обиженно протянул Смерть.
- Ты просто не умеешь проигрывать, - торжествующе заявил его брат.
- Если игра честная, то я могу признать поражение, но тут Северус любил ее, как своего ребенка. Он же сам воспитал девочку
- Да? - хихикнул Любовь. – А стояло у него на кого? Тоже на своего ребенка? Но я согласен на ничью.
- Идет, - улыбнулся бог. – Так что с ним будем делать?
- Может, наградим?
- Договорились, но только после еще одного испытания.

***
После ухода брата, Смерть в задумчивости подошел к краю каменной платформы, на пару секунд задержавшись на границе хаоса и спокойствия, а потом шагнул в черный водоворот. Маленькая фигурка медленно тащилась по бескрайней пустыне, оставляя за собой цепочку следов, тут же исчезавших под порывами ветра, играющего с сыпучими песками вечности.
Казалось, в изломанной траектории движения не было ни смысла, ни цели, но это не так: бог точно знал, куда хочет прийти. Все должно закончиться там, где и началось.
Он, конечно, мог создать зеленый оазис (копию части мира Любви) где угодно. Или же просто перенестись во владения брата, но ему хотелось дойти туда самому - точно так же, как пришел к умению любить Снейп.
Оказавшись на месте, Смерть коснулся груди, извлекая оттуда мерцающий шар и швырнул его на землю. Душа покатилась по траве, увеличиваясь в размерах и приобретая человеческую форму. Еще немного погодя Северус Снейп поднялся на ноги и шагнул к богу, не сводя с того настороженного взгляда.
- Так и будешь молчать? - после затянувшейся паузы поинтересовался Смерть.
- Я жду твоих приказов, Повелитель, - почтения в голосе говорившего не было ни на грош, но привычное обращение, въевшееся за века в подкорку, само прыгнуло на язык.
- Даже так, - усмехнулся бог, - все еще Повелитель?
Северус прислушался к себе и понял: да, несмотря на ненависть к Смерти, давно укоренившуюся в его сердце, тот до сих пор его Повелитель.
Снова повисло молчание.
- Ты столько лет был верен мне, не хотелось бы потерять такого преданного слугу. Я решил дать тебе шанс, - он поманил Северуса пальцем, и зельевар не смог остаться на месте. – Теперь, когда ты мертв, я могу заставить сделать тебя все, что угодно, но хочу, чтобы ты сам сделал выбор.
- Какой? – несмотря на кажущееся безразличие, Снейпу стало интересно.
«Хотя, что это я? Всякий раз, когда приходилось выбирать, в проигрыше оставался именно я. А он – всегда получал желаемое».
Северус закрыл глаза, прислушиваясь к вкрадчивым интонациям Смерти.
- Ты можешь вернуться в Храм. Дай клятву, что подобного больше не повториться, и вновь обретешь силу и власть, - голос искушал, подавлял волю, призывая отказаться от самого себя и подчиниться, вновь испытать сладостное чувство власти над душами смертных, безграничную силу и… одиночество.
- Нет, - прозвучал его ответ. – Не хочу, лучше подари мне покой и забвение. Тогда я буду вечно тебе благодарен.
- Покой? – издевательски рассмеялся бог. – Ты забыл, Северус? Твоя душа из тех, что должны расплачиваться со мной тысячелетним рабством. Столько прожитых жизней… Ты сильно задолжал мне, Жрец.
- Согласен. И я готов платить по счетам.
- Готов ли? Но тогда тебе не обрести желанного покоя.
- Рано или поздно, но долг будет выплачен, и тогда я отдохну, - голос Снейпа был полон решимости.
По губам бога промелькнула дольная улыбка, он начал стремительно менять свое обличие, приобретая нечеловеческие формы. Длинный острый коготь коснулся лба зельевара, и тот неожиданно для себя пошатнулся и полетел вниз, испытывая почти забытое ощущение полета через пустоту.
«Щелбан? Он дал мне щелбан?» - это было последнее, что промелькнуло в раскалывающейся от боли голове.

***
- Профессор, профессор! Что с вами? - докучливый звук пробился сквозь туман беспамятства.
«Где-то я уже такое слышал».
- Профессор, сэр! Да очнитесь же вы!
«Точно, слышал».
Северус с трудом разлепил глаза. Гермиона. Живая. Этого не может быть! И через секунду: нет, не Гермиона – мисс Грейнджер.
Над ним склонилась девушка, одетая в школьную мантию с вышитым на ней гербом Гриффиндора. Ее лицо было бледным от испуга, волосы растрепались еще сильнее, чем обычно, а всегда аккуратно повязанный красно-желтый галстук сбился набок.
- Как хорошо, что вы очнулись. Давайте, я помогу вам сесть. Вы себя хорошо чувствуете?
Снейп блаженно зажмурился, а потом снова открыл глаза.
«Спасибо, Повелитель».
И улыбнулся, почувствовав, как едва ощутимый порыв воздуха ласково коснулся волос.
- Я никогда еще себя так хорошо не чувствовал, - искренне ответил он, глядя в глаза, девушке.
Поднявшись с ее помощью на ноги, Северус уже подумал, что пора бы выгнать ее из класса, но тут же остановил себя.
«Кажется, пора менять сценарий».
- Мисс Грейнджер, - с чувством начал он, игнорируя возникшую в ее взгляде настороженность, - я давно хотел вам сказать… нет, не перебивайте, иначе рискуете никогда не услышать этих слова.
И дождавшись, когда покрасневшая от смущения Гермиона кивнет, продолжил:
- Меня всегда восхищала ваша способность к зельям, хотя в классе подобного признания вы от меня не дождетесь. Если вы в будущем надумаете связать свою судьбу с этой наукой, то я буду рад вам помочь. Подумайте над моими словами и если решите учиться дальше, то я дам все нужные рекомендации для поступления в академию и добьюсь для вас гранта на бесплатное обучение.
Девушка застыла, не зная что сказать и нужно ли вообще что-то говорить. Наконец, она пробормотала:
- Профессор Снейп… я… я не знаю, почему вы это говорите, и не понимаю, как вообще такое возможно… но… спасибо вам большое!
- Я просто не хочу, чтобы ваш талант пропал втуне.
Снейп отвел глаза в сторону. В этот раз он не станет портить ей жизнь, не станет привязывать к себе... он вообще уберется с ее пути и будет всячески избегать встреч. Его любимая должна быть счастлива, и кто виноват, что рядом с ним этого счастья у нее никогда не будет? Сейчас он был благодарен Смерти за то, что тот не позволил ему все забыть. За то, что сохранил память, пусть горькую, убивающую все надежды, но позволившую ему сделать верный выбор. Хотя бы один раз в жизни.
- Не давайте ответ сразу, - продолжил он, - у вас еще есть время. До конца года не так много, как кажется, но все-таки у вас будет возможность все тщательно обдумать и взвесить.
Гермиона во все глаза смотрела на зельевара. Сейчас она впервые увидела его в другом свете. Перед ней стоял не злобный и несправедливый профессор, а бесконечно уставший человек. Девушке казалось, что сейчас он разительно отличается от того Снейпа, который сегодня издевался над ней в классе. Но что вызвало такую перемену? Или она просто раньше не замечала этого? Северус Снейп был теперь для нее загадкой. А загадки Гермиона любила.
- Идите, мисс Грейнджер. Взыскание отменяется, - услышала она его голос, и пробормотав еще раз слова благодарности, выскочила из кабинета.

***
Ошеломленная неожиданным предложением профессора, Гермиона ворвалась в гостиную Гриффиндора, даже не заметив попыток Рона заговорить с ней. Надо ли говорить, что в последующие дни девушка с головой погрузилась в учебу, желая показать профессору, что он не зря обратил на нее внимание. Теперь ее голову занимали зелья и Снейп. Снейп и зелья. На предложение Рона сходить на выходные в Хогсмид Гермиона никак не отреагировала. Похоже, она его даже не услышала, и все не могла понять, отчего друг ходит такой мрачный и изо всех сил старается не попадаться ей на глаза. Правда, спустя еще неделю кто-то сказал, что видел Рона, целующимся с Лавандой. А еще через два месяца на пальце мисс Браун засверкало скромное, но симпатичное колечко.
Гермиона первая поздравила друга с этим замечательным событием. К поздравлениям присоединился и Гарри, а Рон, смущенный и довольный, полез обниматься, приговаривая:
- Как хорошо, что у меня есть такие хорошие друзья, как вы. Мы ведь друзья, Гермиона?
- Можешь в этом даже не сомневаться, Рональд, - с интонациями профессора МакГонагалл ответила она.
И все трое дружно расхохотались.

***
С Гермионой Северус виделся только однажды. Она задержалась после урока и, смущаясь и краснея, спросила, в силе ли его предложение.
Снейп ответил довольно резко, сообщив, что не в его привычках менять принятые решения, о чем тут же пожалел – девушка сникла, что-то сбивчиво пробормотала и выбежала из класса.
«Может, это и к лучшему, иначе я бы не выдержал. Не смог бы дольше игнорировать ее», - думал потом зельевар, задумчив вертя в руках бокал на тонкой ножке, наполненный рубиновой, словно свежая кровь, жидкостью. Именно к этому вину привык Северус за долгие годы жречества и решил не менять эту привычку – единственную из всех остальных. Кто бы знал, как ему хотелось подойти к Гермионе, обнять, зарыться лицом в волосы и пообещать, что теперь все будет хорошо. Но нельзя.
Та Гермиона, которая была его женой, с радостью приняла бы этот невинный знак внимания. Гермиона-студентка в лучшем случае просто испугалась бы и убежала, в худшем – обвинила бы профессора в домогательстве. И была бы абсолютно права.
А теперь все точки расставлены, все вопросы решены.
Северус сдержал слово и лично отправился Академию договариваться о поступлении молодой талантливой ученицы, и, конечно же, отказывать ему не стали.
Теперь для него начались тяжелые дни. Он стал чаще напиваться вечерами, гоня прочь мысли о Гермионе. И каждым разом ему все труднее было это делать. Ночью покоя тоже не было - во снах часто к нему являлись целые фрагменты из их совместной жизни, и после таких снов Снейп всегда просыпался усталым и разбитым.
Порою, в голову приходили и вовсе крамольные мысли: попробовать докричаться до Смерти и попросить вернуть все обратно. Вымолить разрешение видеться с сыном, найти внучку и делать дальше только то, что прикажет бог.
Но желание видеть ее счастливой удерживало Северуса от этого шага. Теперь он уже не благодарил, а проклинал Повелителя за то, что тот оставил ему воспоминания, и искренне желал все забыть.
Но самое главное – то, чего зельевар сам не мог себе объяснить – Снейп скучал. Не смотря на жестокость мрачного бога, Северусу не хватало присутствия Смерти, его сухого едкого юмора. Смерть понимал его как никто в мире, хоть и поступал всегда со своим Жрецом так, как сам того хотел.
Год после окончания Гермионой школы был самым тяжелым. Таким замкнутым и нелюдимым Снейп не был даже после смерти Лили.
Дамблдор не раз и не два пытался добиться от зельевара объяснений, но тщетно. Уже единожды выступив против Альбуса, Северус больше не испытывал к директору ни уважения, ни почтения – за долгую жизнь у него было время осознать, с какой легкостью Альбус распоряжался судьбами людей. Зельевар уже давно не винил старика, он и сам, заполучив в руки власть, начал поступать так же. Но понять – еще не значит простить. И он не простил, огорчая Альбуса своей холодностью и молчанием.
Но гораздо больше Северуса волновал Лорд. В этот раз Смерть не стал облегчать ему жизнь и метка все так же пятнала руку. Являясь на вызов он каждый раз боялся, что этот - станет последним. Боялся и хотел этого. По крайней мере, если его разоблачат, то он сможет умереть. И в этом случае никто, даже бог, не сможет задержать душу на этой Земле.
Но Волдеморт его не трогал: не требовал регулярных отчетов, не устраивал показательных пыток, как бывало раньше, когда Северус еще знать не знал ни о каких богах.
Снейпу было тяжело ко всему привыкать заново. Память о жизни в нормальном мире возвращалась не сразу – постепенно, как бы рывками. Слишком долго он прожил, слишком многое перенес… и лишь воспоминания о Гермионе – все без исключения - всегда были яркими и полными.
Все разрешилось слишком быстро. Северусу даже не пришлось поучаствовать в последней Битве – никому из Ордена Феникса не пришлось, потому что Поттер, как обычно, выпендрился. Он просто отправился прогуляться и случайно столкнулся с Лордом. Тот тоже отчего-то решил пройтись улицами Лондона, хотя никогда раньше такие прогулки его не прельщали.
Не повезло, естественно, Волдеморту. Хотя, Северус считал, что любому, кто хоть раз встретился с Поттером, не повезло уже по умолчанию.
Лишь потом, когда закончились торжества в честь победы, Снейп понял одно: слишком уж легко все вышло. Показное безразличие Лорда к своему шпиону, полное отсутствие нападений на магглов, встреча эта дурацкая… И как в прошлый раз, Пожирателей никто не искал. Даже Дамблдор, казалось, забыл о том, кто такой Снейп и почему он столько лет шпионил за Волдемортом.
Северус помнил, как удивленный Поттер во всю жестикулируя руками от волнения, кричал:
- Он даже не сопротивлялся. Только палочку достал и все ждал чего-то. Ну я и ударил.
На этом месте Северус вышел из комнаты. В тот момент слушать, как полная бездарность сумела победить могущественного, хоть и безумного, мага, ему не хотелось. Теперь же он точно знал, кто победил на самом деле. Лорд снова добился того, чего хотел. А Смерть сделал своему Жрецу прощальный подарок.
И с этой минуты Северус окончательно закрыл прошлые страницы жизни, с головой окунаясь в настоящее.

***
Снейп сам не знал, зачем пришел в это кафе – туда, где сделал свое жестокое предложение Гермионе. Он почти заставил себя забыть о ней. Заставил не думать, не вспоминать, не надеяться… и все же ноги сами принесли его сюда.
«Не надо было приходить, - подумал он. - Лучше уйти прямо сейчас».
Но исполнить задуманное ему не дал звонкий девичий голос.
- Профессор Снейп! Я не ожидала увидеть вас здесь! Можно подсесть? - вопрос прозвучал немного осторожно. Обладательница мелодичного голоса прекрасно понимала, каким может быть ответ зельевара.
Снейп закрыл глаза. Она. Гермиона.
- Присаживайтесь, мисс Грейнджер.
Она села, бросила сумочку рядом на стул, заговорила – кажется, рассказывала про учебу и благодарила его за помощь. Но Северус ничего этого не слышал, он не мог насмотреться на нее, налюбоваться ее красотой, счастливым блеском глаз. Эта встреча - дар, и он будет вспоминать о ней до самой смерти. А теперь надо уходить, вот только… Ему надо исправить одну ошибку. Иначе он не сможет спокойно жить.
- Вам уже говорили, что без поддержки богатого покровителя невозможно получить признание в обществе?
- И? - на лицо девушки набежала легкая тень.
- Не слушайте никого! Вы очень умны и талантливы, и ничья протекция вам не нужна.
Он начал подниматься, но маленькая ладошка, опустившаяся на его руку заставила мага замереть.
- Протекция мне действительно не нужна, но я была бы рада получить дружескую поддержку, профессор…
Она замолчала, вопросительно глядя на Снейпа, а тот, с неожиданно проснувшейся в сердце надеждой, подсказал:
- Северус.
- Северус, - улыбнулась она.

***
Они работали вместе уже десять лет. Только работали, ничего больше. Северус всегда был сдержан и вежлив, но только с Гермионой - остальная часть земного шара получала от него положенную ежедневную порцию желчи и яда.
Все началось с того кафе. Снейп рассказывал девушке над чем сейчас работает и так увлекся рассказом, что не замечал, как разгораются от восхищения глаза Гермионы.
Еще он признался, что деньгами его ссудил Люциус, но это не страшно - когда зелье будет создано, расплатиться с ним будет парой пустяков. Единственное о чем умолчал Северус, так это о том, что именно для Люциуса и готовилось это лекарство. Правда, сам Малфой об этом факте пока не знал. Снейп не любил давать ложных надежд.
Зато Гермиона, наслушавшись его рассказов, загорелась идеей настолько, что окончив академию, пришла к Снейпу проситься в помощницы.
И Северус не стал отказывать. В его ушах, как наяву прозвучало:

«Я решил дать тебе шанс»

Теперь он точно знал, о чем говорил ему Смерть.
И вот настал момент, когда почти все тесты были пройдены. Осталось сделать только одну проверку.
- Что ты пытаешься мне скормить? - Люциус Малфой задумчиво вертел в руках склянку с зельем.
Гермиона недовольно поджала губы. Она была против эксперимента на живом человеке и немного боялась за Малфоя, но полностью отделаться от неприязни, испытываемой ею к аристократу не могла.
- Пей, давай, - ворчливо отозвался Снейп. – Тебе не все равно?
- Ну, смотри, - протянул мужчина. – Отравишь - сам потом жалеть будешь.
- Люциус!
Тот еще раз обвел взглядом лабораторию, потом посмотрел на Гермиону и… неожиданно ей подмигнул, указывая подбородком на Снейпа.
- Чтобы ни случилось, я все равно благодарен вам обоим.
Когда троица окончательно убедилась, что зелье сработало, Гермиона с визгом кинулась на шею Северусу.
Тот хотел по привычке отстраниться, но услышав шипение Малфоя: «Не дури!» уже сам уверенно сжал Гермиону в объятиях, касаясь ее губ своими губами.

***
- И что ты теперь будешь делать? - Купидон деловито прицелился в Драко Малфоя.
- А что я должен делать? - Смерть тоже взглянул на белобрысого паренька. – А этот тебе зачем?
- Так он в прошлый раз тоже все никак не мог найти свою половинку. Глупые смертные! - сердито отозвался Любовь. – И все-таки, ты мне не ответил. Жреца у тебя уже нет.
- Как это нет? А вон там кто стоит?
- Так ты же от него отказался! - бог от удивления даже перестал целиться
Смерть озорно блеснул глазами.
- Я же не отрекся от него. Просто сказал, что он мне не нужен. Пока не нужен.
- Ну ты и сволочь! - восхитился Любовь. - И что, ты его снова выдернешь?
- Да нет, не сейчас по крайней мере. У меня есть его сын, умный мальчик. Я с ним уже разговаривал, и мы пришли к согласию.
- Мне казалось, с исчезновением Жреца та реальность должна разрушиться.
- С чего ты взял? - удивился Смерть. – Это же основная реальность, подумаешь я выдернул оттуда одного человека. На мире это не особо отразилось.
- И что? - Амур даже затрепетал крылышками от любопытства. - Ты создал специально для Снейпа дополнительную реальность?
- Специально? Я просто вернулся Жреца в отправную точку, и с этой секунды реальностей стало две. Между прочим, это закон Мироздания: с каждым сделанным выбором реальности дробятся и разветвляются. Их – великое множество. Стыдно такого не знать, братец.
- Мы не на экзамене, - тут же насупился Любовь, но через секунду любопытство победило вновь. – Так что с его сыном ? Ты будешь тащить мальчишку так же, как и папашу?
- Нет, Скар проживет одну жизнь, а потом его ученикам прийдется выбирать нового Верховного. Меня немного утомила эта игра в Жрецов.
- А если опять заскучаешь?
- Верну своего возлюбленного Жреца обратно, - и увидев гневный взгляд брата, добавил. – Вместе с женой, иначе ты меня тогда окончательно доведешь!
Смерть немного поколебался, но все же не выдержал и спросил:
- Зачем ты превратил последнюю жизнь Северуса в фарс? Там же Мексика, Бразилия и Аргентина в одном флаконе!
- О-о-о! Ты тоже мотаешься в ту реальность?
- Только по делу, - на скулах бога отчетливо проступили красные пятна.
- Так я тебе и поверил, - Амур удовлетворенно посмотрел сверху вниз на Драко Малфоя, пригласившего на танец Луну Лавгуд. - Никакого фарса я не устраивал. С внучкой, между прочим, тоже не я. Какой мне от этого прок? Уговор был только на то, чтобы этот твой Снейп влюбился. Меня бы устроила любая женщина.
- Хм, не ты говоришь? Что же ты мне голову в прошлый раз морочил? В таком случае, занятное вышло совпадение.
Любовь резко уменьшился в размерах и опустился на плечо брату.
- А зачем ты их снова свел? Я же, вроде, не просил этого? - проорал он ему прямо в ухо.
- Это не я свел, - рассмеялся Смерть, – а эта бестолочь - Малфой.
И увидев вопросительный взгляд Любви, пояснил.
- Читая слова ритуала, он напортачил не один раз, как решил Снейп, а дважды.
- Первый с детьми, это я помню. А второй?
- Он должен был сказать, что Гермиона будет принадлежать Северусу до конца своих дней. Эта фраза – что-то вроде «и жили они долго и счастливо, и умерли в один день». Но Люциус подзабыл слова и ляпнул первое, что в голову пришло.
- Но причем тут это? Реальность-то другая? Значит и ритуал не должен действовать!
- Ты забыл, братец, что Малфои тоже когда-то были моими Жрецами, и слова ритуала им подсказал я. А моя магия пронзает все реальности.
- Вот это да! - восхитился Любовь. - Вот это он их связал, даже я так не могу! Значит, быть им вместе, отныне…
- … и до скончания времен.


@темы: мои фанфики

URL
Комментарии
2010-05-11 в 01:17 

Ууу, что это снизошло на тебя...

2010-05-11 в 02:14 

Ringa-Atena
Нелетучий Мыш подземелий. Руками не трогать.
Очень болящий желудок. Спать не могу, как на работу вставать?

URL
   

Звездный водопад

главная