11:26 

Ringa-Atena
Нелетучий Мыш подземелий. Руками не трогать.
И до скончания времен...


 

Северус знал, что в его отсутствие возле кабинета толклась Грейнджер. Что- что, а в подозрительности и мнительности, равных ему не было. Личные покои, класс зельеварения и приличный кусок коридора рядом с ним были до такой степени опутаны следящими чарами, складывавшимися в замысловатый узор, что сделайся они видимыми, спокойно можно было бы подумать, будто здесь хорошенько поработал гигантский паук.

Самое первое, что услышал вернувшийся из Малфой-мэнора Снейп – сплетню.

- Вы слышали, Северус? - в преподавательской, только зельевар успел там появиться, к нему тут же прицепилась Минерва, не терявшая надежды когда-нибудь привить декану Слизерина интерес к делам, творившимся в замке. – Мисс Грейнджер и мистер Уизли расстались!

Дождавшись от него в ответ невнятное «угум», она продолжила:

- Какая жалость! Такая красивая была пара!

- Минерва, я уже устал повторять: любовные шашни студентов меня мало волнуют.

При взгляде на кислую мину зельевара, Макгонагалл, обиженно поджав губы, сослалась на какие-то очень важные дела, о которых она – о, Мерлин, какой ужас! – совершенно запамятовала, и оставила мага в одиночестве.

Не смотря на разыгранное перед коллегой равнодушие, в душе Северус ликовал. Девчонка разругалась с этим гаденышем Уизли, а это значит, ритуал подействовал как надо и теперь ее будет неудержимо тянуть только к нему.

Снейп сдержал слово, данное Дамблдору. До окончания учебного года в отношении Гермионы он ровным счетом ничего не предпринял, а робкие попытки девушки остаться с ним наедине и поговорить пресекал на корню.

Даже, когда отчаявшаяся Гермиона демонстративно запорола зелье – годовую контрольную, между прочим – Северус только усмехнулся. В результате Гриффиндор лишился двадцати баллов, но взыскание, на которое надеялась Грейнджер, так и не было назначено.

С экзаменами девушка справилась блестяще, но ноль, с мстительным удовольствием выставленный зельеваром за контрольную, снизил оценку. Вся школа, включая преподавательский состав, недоумевала - как же так, чтобы у Грейнджер и не оказалось высшего балла!

Саму девушку этот факт не сильно обеспокоил. После разрыва с Роном и появления неподдающейся объяснению тяги к профессору зельеварения ее вообще мало что волновало.

На выпускном вечере Гермиона появилась только для того, чтобы забрать диплом, выслушала поздравления преподавателей, пожала руку директору и сразу же покинула Большой Зал. Макгонагалл смотрела на свою любимую ученицу непонимающе, Снейп, исподтишка следивший за Грейнджер, довольно осклабился, а Дамблдор печально покачал головой. Для него уже давно не было секретом, кого именно присмотрел для себя мятежный зельевар.

Северус видел, что перед выходом из зала Грейнджер перехватила стайка гриффиндорцев, но в ответ на их громкий смех и призывы вернуться и отпраздновать, как следует, окончание учебы, девушка лишь печально покачала головой.

«Ну, что ж, моя дорогая, - мысленно улыбнулся он. – Ждать осталось совсем не долго. Скоро мы будем вместе».

Если бы можно было покинуть Хогвартс раньше срока, девушка так бы и сделала, но традиция – есть традиция. Хогвартс-экспресс привозил маленький ведьм и колдунов в лучшую в мире школу, на нем же выросшие выпускники и покидали свою альма-матер.

 

На следующий день шумная толпа отправилась на станцию, готовясь совершить свою последнюю поездку. И никто из них не видел, как среди деревьев, с одной стороны почти вплотную подступивших к платформе, мелькнула неясная тень. В этот раз, выпускников пришел провожать не только Хагрид – лесник делал это каждый год – но и еще один человек. Тот, кто пожелал остаться незамеченным, но сам подмечал все. И то, что Грейнджер стоит в полном одиночестве - у нее никогда особо не было друзей. И то, что Поттер милуется с младшей Уизли - видно девчонка здорово промыла ему мозги, раз он даже не подошел к своей лучшей подруге. И то, что вокруг Рональда Уизли собралась кучка девушек, во всю с ним флиртовавших. Парень улыбался им, но в этой улыбке Северусу почудилось что-то неестественное, ненатуральное. Парень, нет-нет, да и бросал скрытые взгляды в сторону бывшей возлюбленной.

- Ничего не выйдет, сопляк! – сквозь зубы прошипел Снейп, а это был именно он. – Она теперь только моя!

Конечно же, Рон ему ответить не мог, но Северусу это и не требовалось. Просто в последний месяц, чуть погодя после проведения ритуала, он стал ловить себя на мысли: ему нравится вслух - так, словно он бросал вызов всему миру - заявлять свои права на Гермиону.

Когда поезд отошел от станции, Северус покинул свой наблюдательный пост и не замеченный никем поспешил обратно в Хогвартс. Оставалось собрать вещи, распрощаться с коллегами и, наконец, шагнуть в новую жизнь.



***

 

Маленькое кафе напротив здания Министерства было излюбленным местом отдыха молодых клерков. Его же облюбовала для себя и Гермионы.

Там, в Министерстве, на нижних уровнях находились еще и научные исследовательские лаборатории. Поначалу для этого дела хотели построить отдельное здание, но слишком мало ведьм и колдунов интересовались наукой - их устраивало то, что изобрели до них предки. Даже те, кто шел работать в научно-исследовательский отдел, большей частью занимались усовершенствованием старых, чем изобретением новых заклинаний. Единственное исключением стал отдел экспериментального зельеварения, да и то занимались там, в основном, только разработкой и модификацией лекарственных зелий.

Для Гермионы, всегда стремившейся узнавать что-то новое, выбор оказался невелик: либо попытаться устроиться сюда, либо, заручившись поддержкой Артура Уизли, пойти работать в министерство. Но теперь, разругавшись с Роном, она ни за что на свете не стала бы просить помощи у его отца. Мысль обратиться к Дамблдору или Макгонагалл даже не пришла девушке в голову.

 

Устраиваясь на работу, ей пришлось столкнуться с немалыми проблемами. Вот тут-то и вышла боком заниженная оценка по зельям.

Ее разговор с руководителем лаборатории врезался в память надолго

- Ну что же вы хотели, милочка? - качал головой пожилой маг, категорически отказываясь принимать на работу недавнюю выпускницу Хогвартса. – Мало того, что вы магглорожденная, а значит, работа с зельями будет даваться вам с трудом, - и, опережая протесты девушки, добавил. – Да, да, с трудом. Зелья надо чувствовать, а не просто заучивать рецепты. Это - талант, и передается он из поколения в поколение. А у вас, простите, родители – магглы. О каких талантах может идти речь? Нам не нужны люди, не способные прочувствовать даже самое простейшее зелье.

Подавив гордость и желание обвинить мага в пристрастности, Гермиона спокойно начала объяснять.

- Мистер Уинфред, но бывают же исключения. У меня всегда были неплохие отметки по предмету, - ей не хотелось хвастаться, хотя сама девушка считала, если бы Снейп к ней не придирался, то ее оценки были бы гораздо выше. – Вы можете хотя бы попробовать? Возьмите меня на испытательный срок!

- Неплохие оценки, мисс Грейнджер, это еще ничего не значит. А у вас, как вы сами признали, экзамен сдан на «Выше ожидаемого», а значит такими уж большими способностями не обладаете. Знаете почему в мире так мало мастеров-зельеваров? – не дождавшись ответа, он соизволил объяснить. – Потому что мало кто способен не просто варить общеизвестные зелья, а и придумывать новые. В Англии я знаю всего лишь двоих человек. Это ваш покорный слуга, - он чуть наклонил голову, - и Северус Снейп. Не понимаю, правда, что его держит в этом Хогвартсе. Да, школа выдающаяся, но чтобы Мастер с большой буквы тратил свое время на бездарных учеников, вместо того, чтобы посвятить себя исследованиям… - Уинфред удивленно развел руками - Ладно, это дела не касается. В общем, вы нам не подходите.

- Но сэр, - растерянности Гермионы не было предела. Она, конечно, понимала, что ни кто ее сразу на ответственную работу не возьмет, но чтобы такой категоричный отказ. – Я могу доказать, что не полная бездарность. Дайте мне шанс!

Спустя три часа она закончила варить пятое по счету зелье. Уинфред лично взялся проверить ее способности, не захотев перепоручить это дело никому из своих ассистентов. Причем два из сваренных девушкой зелий были довольно высокого уровня сложности, и готовить их пришлось одновременно.

Устало утирая рукой лоб, она спросила задумчиво наблюдавшего за ее действиями мага.

- Ну, как?

- Очень неплохо, - произнес тот. – Очень, - еще минута молчания. – Знаете, я бы рискнул и взял вас к себе, но из свободных мест у меня есть только одно.

- Я согласна на любое место, - перебила его Гермиона.

- Постойте, я не договорил. Работа, которую вам прийдется выполнять, не очень подходит для девушки, у которой, как я убедился, есть толика способностей. В ваши обязанности будет входить подготовка ингредиентов, мытье пробирок и чистка котлов. Вы же знаете, что магически очищать котлы нельзя, магия может пропитать его стенки и повлиять на чистоту последующих экспериментов.

Этого Гермиона не знала, зато теперь понимала, почему у Снейпа на взысканиях студенты вечно драили грязные котлы.

Вот так лучшая ученица Хогвартса стала работать младшим зельеваром второго класса. Специалистом, если исходить из названия, и никем, если смотреть в корень.

Или мисс «подай-принеси», как ее прозвал один из сотрудников, после того, как Гермиона отвергла его настойчивые ухаживания.

Зарплаты хватало снять маленькую комнатку на Дрянн-аллее и с трудом сводить концы с концами. На квартиру в более престижном районе денег не хватало, а просить помощи у родителей Гермиона не хотела. Маму с папой при встречах она кормила сказками, что поступила в Академию, как и собиралась. Что ее, как лучшую ученицу, взяли туда бесплатно, и в будущем обещали место в научной лаборатории. Гермиона твердо решила: когда она получит нормальное место, то тогда все объяснит родителям, но не раньше.

Джейн и Грегори Грейнджеры восторженно ахали и охали, и просили свою любимую девочку не перенапрягаться и не забывать, что она молода и ей, кроме учебы, не помешало бы чаще развлекаться и общаться с молодыми людьми. «Крутить всякие шуры-муры», - как всегда, посмеиваясь, называл это отец.

Послушная дочка Гермиона Грейнджер кивала головой и успокаивала родителей, что и на этом фронте у нее все прекрасно и что она продолжает встречаться с Роном, но привести его в дом для знакомства еще не готова.



Потекли серые будни. Единственный инцидент, хоть как-то выбивавшийся из ряда череды похожих друг на друга дней случился с ней в конце августа.

В одном из переходов, соединявших министерство и лаборатории, она встретилась с Люциусом Малфоем, одарившем ее странным взглядом.

Приготовившись достойно ответить на нападки Пожирателя, Гермиона была очень удивлена, когда тот, едва заметно, склонил в приветствии голову и спокойно отправился по своим делам.

Несколько раз в лаборатории девушка мельком видела Снейпа о чем-то беседовавшего с Уинфредом, но смелости подойти и поговорить с бывшим профессором у нее не хватало. Хотя и очень хотелось выслушать объяснения, почему, черт возьми, ее так сильно к нему тянет. Настолько сильно, что она уже начала принимать зелье Сна без сновидений, чтобы избавиться от еженощных «визитов» профессора. Сразу после окончания Хогвартса сны с участием Снейпа превратились из вполне скромных по содержанию в некое подобие эротических фильмов.

Гермиона была рассудительной девушкой, поэтому все свои ночные фантазии списала на молодость, а значит необходимость сексуальной разрядки. Первое же и единственное свидание доказало, что она не права в своих рассуждениях.

Для свидания был избран тот самый парень, что с самого начала на нее засматривался. Но вышло все не так, как предполагала Гермиона. От комплиментов ее начинало мутить, а поцелуй вызвал только одно желание: пнуть кавалера коленом между ног, а потом бежать от него подальше. И лишь, вернувшись со свидания домой, девушка поняла, куда ей хотелось убежать. Вернее, к кому. К Снейпу.

Это уже переходило всякие границы.

И вот сейчас Гермиона сидела в кафе и пыталась понять, что ей делать дальше.

«Решено, - подумала она. – На выходных отправлюсь в Хогвартс и поговорю с ним».



***



Поездка в школу ничего не принесла. Дамблдор отвечал уклончиво, словно нехотя. Единственным прямым ответом было то, что Снейп больше не преподает зельеварение в Хогвартсе.

Гермиона решила прекратить расспросы, здраво рассудив, что сумеет увидеть зельевара на собрании Ордена Феникса. Ей, Гарри и Рону не раз, и не два говорили, что после окончания школы они, наконец, станут полноправными членами тайного общества.

Но каково же было ее удивление, когда Дамблдор твердо заявил, что девушкам на войне не место и Гермиона может не беспокоиться, принимать ее в Орден не будут.

Она кричала, спорила, просила, приводила доводы, но директор твердо стоял на своем.

- Нет, мисс Грейнджер, - у нее в ушах до сих пор стоял его голос. – Даже не думайте! Вы еще так молоды, неопытны и принесете больше вреда, чем пользы. Вы сейчас работаете? Вот и прекрасно! Набирайтесь знаний, умений, опыта, а о войне и не думайте.

Больше всего Гермиону смущало то, что раньше Дамблдор так не считал. Напротив, он всегда подчеркивал, сколько пользы может принести организации ее ум и безупречная логика.

Встреча закончилась совсем некрасиво. Выяснив, что Гарри и Рон уже принесли присягу, разъяренная девушка обвинила старика в том, что тот, отказывая ей, просто пошел у ребят на поводу. И если первый не хочет допустить подругу в Орден из страха потерять ее в грядущей войне, то второй просто горит желанием отомстить.

Хогвартс девушка покидала с чувством, что осталась совсем одна в магическом мире, и помощи ждать больше не от кого.

И, конечно, она не могла услышать шепота Дамблдора, наблюдавшего из окна за ее уходом:

- Что же ты наделал, Северус.



***

 

Покинув Хогвартс, Снейп на первое время перебрался жить к Люциусу. Желания заново обживать свой старый дом у него не было. Неделю зельевар наслаждался тишиной и спокойствием, а потом развил бурную деятельность: взял в Гринготсе кредит под залог недвижимости – того самого дома в Паучьем тупике. Денег, конечно, было не много, но вполне достаточно, чтобы обустроить небольшую лабораторию, нанять служащих и начать исследования. Параллельно он планировал открыть еще и аптеку – продажа самых необходимых лекарственных зелий сулила принести немалый доход. Далеко не каждый маг может сварить простейшее Перечное зелье, а даже если и сможет, то не станет тратить на это время – куда проще пойти и купить его. А за счет того, что зелья, сваренные Снейпом, на порядок качественнее, чем у других аптекарей, то конкуренция ему не страшна.

От предложения Люциуса ссудить ему денег на неопределенный срок и без процентов Снейп отказался. Подачек, пусть даже и от лучшего друга, принимать он не хотел.

Малфой в душе обиделся, но виду не подал, уважая решение друга сохранять независимость.

Потом вскрылось еще одно обстоятельство. Оказывается, дед перед смертью завещал все состояние внуку, но выставил условие – получит наследство Снейп только после свадьбы. Когда в доме Малфоя объявился гоблин с бумагами на наследство в когтистых лапках, Северус сначала даже не поверил в неожиданно свалившееся на его голову богатство. А потом с подозрением поинтересовался – а с чего это гоблинам разглашать текст завещания, ведь он, Северус, пока не женат.

Гоблин довольно невежливо прервал язвительную тираду зельевара, сообщив следующее. Дескать, неважно была ли проведена официальная церемония или нет, но в магических бумагах еще в начале мая появилась запись о его женитьбе на некой Гермионе Грейнджер. Выждав положенные три месяца, на случай, если появятся другие претенденты, банк поспешил уведомить законного наследника.

Когда ошарашенный Северус подписал все необходимые бумаги и получил ключи от хранилищ с деньгами, то выяснилось: пусть он не так богат, как Малфой, но вполне может считаться состоятельным человеком.

Разговор с Люциусом расставил все точки над и.

- Не могу поверить! – Снейп, заложив руки за спину, вышагивал по комнате. Люциус, рассевшийся в кресле, только и успевал следить за мечущимся от волнения зельеваром. - Старик меня в глаза не видел! Да и вообще, Принцы не были рады моему рождению! С какой радости он так расщедрился?

- Чему тут удивляться? – пожимал плечами Малфой. – Даже, если отбросить то, что ты - единственный наследник, то все равно следовало бы ожидать чего-то подобного, - в ответ на изумленный взгляд Снейпа, он пояснил. - Он же написал, что тебе суждено прожить жизнь в богатстве, значит, так оно и будет. А наследство – самый легкий способ устроить тебе безбедную жизнь. Я поэтому и не настаивал, когда предлагал тебе заем – знал, что скоро он тебе не понадобится.

- Ты хочешь сказать, что Смерти заняться нечем, кроме как устраивать мою жизнь?

- Ну, личную жизнь Он же тебе устроил, ведь так? – усмехнулся Малфой.

- С чего ты это взял? - начал было Снейп, и осекся, вспоминая напутственные слова Бога.

А ведь и, правда, если бы не та фраза, разве обратил бы он внимание на заучку Грейнджер? Нет, конечно же, нет. Но теперь поздно что-либо менять, по магическим законам девушка принадлежит ему, и пора бы уже поставить ее об этом в известность.

Но сначала ему нужно обустроить еще несколько лабораторий, набрать молодых талантливых зельеваров и приступить к исследованиям. И, если наладить линию сбыта готовых зелий поможет Люциус, то проводить собеседование с претендентами Северус собирался лично сам. Вся эта возня с делами отнимала кучу времени – решение одной проблемы влекло за собой появление кучи новых, поэтому разговор с Гермионой Снейп решил отложить на потом.



***



Северус не заметил, как прошло лето и половина сентября. Дела затягивали его все сильнее, и времени почти ни на что не оставалась. Неизвестно, сколько бы еще времени прошло, прежде чем Снейп решил поговорить с Грейнджер, если бы как-то утром не вспомнил о том, что будь под боком законная жена, то не пришлось бы на скорую руку, словно какому-то прыщавому подростку, избавляться от эрекции. Но для начала надо было все, как следует продумать и разузнать.

Начал он с того, что наведался к старому знакомому Уинфреду, у которого, как он выяснил, и работает сейчас Гермиона. Северус видел, какие взгляды на него кидала девушка, но сделал вид, что не замечает такого повышенного интереса к собственной персоне. Уходя, маг незаметно наложил на нее следящие чары, желая получить полную информацию о жизни своей супруги. Поначалу все было нормально, но когда Гермиона отправилась на свидание, Люциусу пришлось силой удерживать Снейпа в поместье – так он был взбешен предполагаемой изменой. Это событие подтолкнуло его поговорить девушкой немедленно.

И вот сейчас Северус стоял через дорогу от кафе, которое облюбовала его жена.

 

***



Гермиона уже собиралась уходить, обеденный перерыв заканчивался, а ее ждало еще море работы. Резкий звук дверного колокольчика привлек внимание девушки, но, бросив взгляд на вошедшего посетителя, она едва не вскрикнула от удивления. В дверях стоял никто иной, как Северус Снейп.

Побледневшая Гермиона схватила чашку с недопитым чаем и уткнулась в нее носом, делая вид, что продолжает пить. Встать и уйти не было никакой возможности, тогда бы ей пришлось пройти мимо профессора, а это пугало девушку до дрожи в коленках. Остаться сидеть в кафе – значит гарантированно опоздать на работу, а за это ей точно устроят выволочку.

Гермиона никак не могла решить, что делать, поэтому низкий обольстительный голос, прозвучавший прямо над ухом, стал для нее полнейшей неожиданностью.

- Вы позволите? – девушка подняла глаза и посмотрела в каменно-непроницаемое лицо мага.

- Да, конечно, профессор. Присаживайтесь, - кивнула она.

Снейп выдвинул стул и уселся напротив Гермионы. Ее смущение доставляло Северусу немалое удовольствие. Вот такой ему эта зазнайка нравилась больше – тихой и покорной, скромно отводившей глаза в сторону и боявшейся вздохнуть в его присутствии. Однако эти мысли следовало гнать прочь, такая жена ему тоже не нужна.

- Вот уже некоторое время я наблюдаю за вами, мисс Грейнджер, - сказал Снейп и замолчал, ожидая ее реакции.

- Я заметила, - Гермиона постарался, что бы голос не дрожал, но это удавалось с трудом. Неясные желания, терзавшие ее в последние месяцы, в присутствии Снейпа усилились. Ей одновременно хотелось как убежать от профессора, так и броситься к нему в объятия. – Еще в Хогвартсе вы…

- Уж не хотите ли вы обвинить меня в домогательстве, мисс Грейнджер? - насмешливо протянул Северус. – В Хогвартсе я вас заметил, - он подчеркнул это слово. – Если вы помните, так сложились обстоятельства.

Гермиона снова опустила глаза. Стоило ей открыть рот - и она сморозила глупость. Девушка не имела в виду ничего такого, но Снейп, в силу своей слизеринской логики, извратил смысл ее слов.

Северус, заметив реакцию Гермионы на его замечание, удовлетворенно усмехнулся. А еще, его очень занимали слова Люциуса о том, что связанная ритуалом женщина не сумеет отказать суженному. И сейчас он собирался это проверить.

- Гермиона, - мягко продолжил он. – Как я посмотрю, магический мир не оценил ваших талантов, а ведь вы талантливы. И не спорьте, - прервал он собравшуюся возразить Гермиону, – я знаю, о чем говорю.

- И все же в школе вы были другого мнения, - не смогла удержаться от шпильки девушка.

- Ничего подобного, - не моргнув и глазом, соврал Снейп. – Просто я считал, что вы нуждаетесь в вызове, в толчке для дальнейшего совершенствования способностей. Считай я вас бездарью, то просто оставил бы в покое, как и большинство других учеников.

Гермиона снова опустила голову. «А ведь в его словах есть доля истины, - неожиданно подумала она. - Может, и правда он просто пытался меня подтолкнуть?»

- Как бы там ни было, но я всегда была вам неприятна. Впрочем, сейчас это не имеет особого значения. И я не давала разрешения обращаться ко мне по имени, профессор Снейп, - наконец ответила она.

«Можно подумать, мне требуется твое разрешение», - разозлился Северус, но сумел скрыть охватившие его эмоции.

- Мы вами ушли от темы, - как ни в чем не бывало, продолжил он. – Повторюсь, я наблюдал за вами и, каково же было мое удивление, когда я понял, что одна из лучших выпускниц Хогвартса работает, - он презрительно скривился, - уборщицей в лаборатории.

От этих слов Гермиона дернулась, как от пощечины.

- Да вы… да как вы смеете…Мне уже доверяют готовить сложные зелья… - она бессвязно лепетала что-то еще, смаргивая с глаз слезы обиды, но Снейп ее не слушал.

- Прекратите истерику! - прикрикнул он, и Гермиона послушно притихла. - Пора бы уже научиться смотреть правде в лицо. На вас перевесили чужую работу, но отказали в повышении и, даже, зарплату не подняли. Ваше происхождение мешает занять достойное место, но я…

- А может, во всем виновато не мое происхождение, - возмущенно перебила Снейпа Гермиона, - а некий профессор зельеварения, постоянно занижавший мне оценки?

- А может, - в тон девушке ответил Северус, - во всем виновата некая особа, которая под конец учебы решила завести себе ухажера, вместо того, чтобы усиленно готовиться к экзаменам? Какая жалость, что вам не удалось удержать Уизли, - неприятно усмехнулся он. – Неужели вы так быстро ему надоели?

Гермиона в ужасе смотрела на Снейпа. Подобных слов она от него не ожидала, да и вообще не думала, что профессор может быть в курсе ее личной жизни. Казалось, такие вещи не должны его интересовать, но, как выяснилось, интересовали.

Она вскочила, говорясь высказать профессору все, что о нем думает, но властное «сядьте» заставило девушку опуститься обратно на стул.

«Беги, - подсказывал ей инстинкт самосохранения. – Беги пока не поздно! Дело тут не чисто!».

Но проведенный ритуал не оставлял Гермионе ни единого шанса на спасение. Она, глотая слезы, с трудом сумела не отвести в сторону взгляд, но встать и уйти уже не могла. Казалось, его голос имеет над ней огромную власть - чарующий тембр сводил девушку с ума. Ей хотелось, чтобы он никогда не замолкал. Пусть Снейп язвит, пусть ругает ее, только продолжает говорить.

- Гермиона, - Северус накрыл ладонью ее руку. От легкого прикосновения тело накрыло жаркой волной, и внезапно ей захотелось прижаться губами к тонким мозолистым пальцам и попросить, чтобы Снейп коснулся ее волос или щеки… или еще где-нибудь… - Простите меня за резкость, я не хотел вас обидеть, - уже мягче произнес маг. - Я хотел сказать только то, что без богатого покровителя вам никогда не удастся получить признание в обществе.

- И вы… - неожиданно охрипшим голосом поинтересовалась Гермиона. – Вы предлагаете мне свое… покровительство?

- Нет, - зельевар принялся нежно поглаживать ладошку девушки. – Я предлагаю вам брак.

На минут повисло молчание – Гермиона не могла поверить услышанному. Наконец, осознав, что не ошиблась и все правильно поняла, она резко отдернула руку, стараясь не думать о ласковых, почти интимных прикосновениях его пальцев.

- Вы… я… Боже, это просто в голове не укладывается!

Девушка бросила на Снейпа полный ужаса взгляд, а потом схватила сумочку и, выскочив из-за стола, выбежала из кафе.

Снейп же остался сидеть за столиком, задумчиво глядя ей вслед.



***



- Что ты ей сказал? – выслушав Снейпа, Малфой шокировано уставился на друга. – Ну, знаешь ли! Если так делать предложение, то никакие ритуалы не помогут!

- То есть, ты хочешь сказать, что магия твоей семьи не всесильна? – иронично вздернул бровь Северус.- Успокойся, Люциус, я просто поставил эксперимент.

- Эксперимент он поставил, - хмыкнул тот. – Надо же! И что, как тебе результаты?

- Ты меня убеждал, что жертва не сможет мне отказать.

- Она твоя жена, а не жертва, - буркнул Малфой. – Я не заставлял тебя брать в супруги грязнокровку, если передумал на ней жениться, то уже поздно.

- Я имел виду жертва эксперимента, - чуть улыбнулся Снейп. – И нет, я не передумал. В конце концов, я могу просто поставить ее перед фактом. Любое заклятие, выявляющее истинность брачных уз, подтвердит, что мы уже женаты. Гермиона будет вынуждена смириться с этим.

В ответ на это Малфой картинно прикрыл глаза рукой.

- И откуда в тебе столько жестокости, Северус? Бедная девушка, - или Северусу показалось, или в голосе друга действительно звучали нотки сочувствия. Впрочем, это вряд ли. Жалости к грязнокровкам Малфои – ни один из них – никогда не испытывали, и вряд ли Люциус решит изменить эту милую семейную традицию.

Словно поняв, о чем подумал Северус, Малфой пояснил.

- Она все-таки твоя жена, а значит уже не совсем грязнокровка. Я постараюсь при встречах с ней проявлять максимум такта, - ответом на это заявление послужило саркастичное фырканье.

- Договорились. Так ты считаешь, что она все равно согласиться? - спустя несколько минут поинтересовался Северус

- Конечно, она просто не сможет по-другому, - уверенно отозвался маг. – Ведь, она не ответила тебе - нет, просто сбежала. Чары ритуала уже вступили в действие, и сейчас потихоньку подтачивают ее волю. К концу дня она примет окончательное решение.

- Тогда, думаю, мне следует встретить невесту у входа в министерство, - усмехнулся Снейп. – Было бы неплохо, если ее ответ услышит как можно больше народу. Это согреет мою гордость, - и снова губы мага искривила злая усмешка, - и очень расстроит ее бывших друзей.

- Не забудь купить цветы, - крикнул в спину уходящему приятелю Малфой. – Девушки это любят.

Гермиона вихрем вбежала в лабораторию. Она надеялась проскочить никем не замеченной, но не тут то было. В пустующей в рабочее время общей комнате, где сотрудники обычно переодевались и чаевничали, сегодня толклось несколько человек. Самым плохим оказалось то, что там находился и мистер Уинфред.

- Мисс Грейнджер, вы опоздали, - прозвучал его голос.

- Простите, сэр, это больше не повториться, - постаралась отделаться стандартным ответом девушка.

- Да, да, простите ее сэр, - съехидничал один коллег, свидание с которым когда-то закончилось полным крахом. – Она была очень занята, предлагала себя господину Снейпу.

- А ну заткнись, - рявкнула на него Гермиона. – Не твое дело, с кем я обедаю!

- Значит, господин Снейп пригласил вас на обед? – удивленно переспросил Уинфред.

- Не пригласил, он просто подсел ко мне за столик, - немного тише объяснила Гермиона. – Я ведь была его ученицей, и профессор просто хотел поговорить.

- Ясно. Что ж, вижу, в опоздании нет вашей вины. А теперь всем работать. Живо!

Гермиона тут же воспользовалась возможностью и быстро прошмыгнула мимо шефа в подсобную комнату, собираясь приступить к подготовке цветков лилии тигровой для нового зелья, а заодно и подумать о странном поведении Снейпа. И тут, из-за чуть приоткрытой двери, до нее донеслись обрывки странного разговора.

- Ты что творишь? – это был голос Уинфред.

- Что такого я сказал? Всего лишь правду, - голос ее несостоявшегося кавалера звучал немного виновато.

- Она варит зелья на уровне зельевара первого класса, работает за троих, и мне даже не надо повышать ее в должности или платить большую зарплату! Она грязнокровка, ей не кому пожаловаться. И если по твоей милости она уйдет к Снейпу, то сам лично будешь исполнять ее обязанности! Это ясно?

- Да, сэр, - совсем тихо прозвучал ответ подчиненного.

Гермиона была в недоумении. Что значит «уйдет к Снейпу»? Неужели кто-то слышал его оскорбительное предложение? И тут же все тело охватило тягучее томительное ощущение предвкушения.

«Да, да, - словно нашептывал изнутри чей-то голос, - иди к нему. Скажи – да, и получишь награду. Вспомни прикосновение его пальцев. А теперь представь, как эти пальцы касаются твоей щеки, спекаются к вороту мантии, чуть царапая шею, медленно расстегивают пуговички, подбираясь к груди. Почувствуй, как воздух холодит кожу, когда он касается языком твоего соска. Подумай, что будет дальше, когда он, сорвав с тебя одежду, покроет поцелуями все тело… а потом его губы окажутся там, внизу, где даже ты сама стесняешься себя коснуться…»

Боль заставила ушедшую в полутранс Гермиону очнуться. Острый нож соскочил, и она сильно резанула себя по пальцу. Чертыхаясь, девушка кинулась залечивать ранку и спасать уже нарезанные цветки - нельзя, чтобы на них попала хоть капелька ее крови.

Это мелкое происшествие отодвинуло мысли о Снейпе на задний план, предаваться мечтам стало некогда.

Когда рабочий день завершился, Гермиона долго не могла собраться с духом и покинуть здание. Ей казалось, что зельевар стережет ее у дверей, как охотник, поставивший ловушку на дикого зверя. Стоит ей выйти, и она сразу угодит в его силки. Но то странное чувство, поселившееся в душе еще в школе, а сегодня усиленное стократно прикосновением зельевара, неумолимо толкало ее к выходу.

Когда она подошла к выходу, дрогу ей заслонил Уинфред.

- Мисс Грейнджер, я надеюсь, вам нравится работать с нами?

- Конечно, сэр, - удивилась такой настойчивости шефа, вбившего себе в голову, будто у нее со Снейпом какие-то дела.

- Тогда я могу надеяться, что вы отклоните предложение мистера Снейпа?

Гермиона хотела ответить, что она никогда не согласиться на предложение, высказанное в такой оскорбительной форме, но что-то помешало ей это сделать. Зато в голове замелькали мысли: «Ну и что, что оскорбительное? Главное, тебя хочет зрелый мужчина, и что важнее – его хочешь ты. Много ли у тебя было поклонников в школе? Рон не в счет, ты сама от него отказалась! Вспомни о последнем свидании – ты не хочешь никого, тебе нужен только Снейп!».

- Что же вы молчите? Вы не собираетесь работать на Снейпа? – уже настойчивее переспросил Уинфред.

И Гермиона не выдержала.

- Я и не думала на него работать! Я собираюсь за него замуж. И вообще, это не ваше дело!

Оттолкнув мужчину с дороги, она выскочила на улицу, и тут же увидела зельевара. С цветами. Сюрреализм чистой воды. Так не бывает, только не со Снейпом!

Гермиона надеялась, что маг ее не заметит, и хотела улизнуть, смешавшись с толпой, но тот смотрел прямо на нее. Взгляд мага обжигал, проникая душу, не давая ни единого шанса сбежать. Обреченно обернувшись, она увидела Уинфреда, стоявшего в дверях и внимательно за ней наблюдавшего. Путей к отступлению не было.

Гермиона сделала первый шаг к зельевару. Этого оказалось достаточно, потом ноги сами понесли девушку по направлению к цели. Подойдя почти вплотную, она встала на цыпочки и у всех на глазах поцеловала Снейпа в щеку, шепнув короткое:

- Я согласна.

- Я был уверен в вашем благоразумии, - даже не улыбнувшись, кивнул маг, сунув в руки Гермионе букет.

Девушка держала в руках охапку роз и не знала, что ей делать дальше. Но зельевар уже все решил сам. Он прижал невесту к груди, и они исчезли на глазах у изумленной публики.



***



Пара оказалась в большой комнате, Гермиона толком не успела рассмотреть обстановку, потому что Снейп, подхватив ее на руки, усадил на край, дубового стола, и впился в губы поцелуем.

- Профессор… - тут Гермиона поняла, как нелепо звучит теперь это обращение.

- Северус, - подсказал ей зельевар.

- Се…Северус, это слишком рано, - она попыталась оттолкнуть мужчину. – Мы же только…

- Ты сказала «да», так чего нам ждать? – Снейп продолжал целовать девушку, неохотно начавшую ему отвечать. Однако с каждым прикосновением она становилась все отзывчивее, теперь ей и самой казалось, что ждать дольше не имеет смысла.

Поцелуи Снейпа оказались совсем не похожи на те, что представляла себе Гермиона. Где та нежность, почтительность, радость от того, что они вместе? Ну, что там еще положено выказывать новоявленному жениху?

Его прикосновения были обжигающе горячими, короткие поцелуи - злыми и жалящими. Казалось, это большой мохнатый шмель припал к цветку, и пьет сладкий нектар, ни мало не заботясь, выпьет ли он все досуха, или оставит еще что-то на потом.

Словно сквозь туман, Гермиона услышала треск разрываемой мантии. Потянувшись к сюртуку Снейпа, она начала расстегивать пуговички, но маленькие пальчики оказалась сжаты в широкой ладони зельевара.

- Не сейчас, оставь все, как есть, - хрипло шепнул он ей на ухо. От звуков его голоса кружилась голова, и Гермиона безмолвно кивнула в ответ.

Северус просунул руки под коленями девушки и, положив ладони на талию, резко дернул к себе. В душе Гермионы крепло чувство, что сейчас случиться нечто важное. То, после чего возврата назад уже не будет. И в следующую секунду она задохнулась от боли – это Снейп, успевший незаметно освободить член из брюк, сделал резкий выпад, овладевая ее телом.

Гермиона прижалась лбом к его груди, пытаясь скрыть бежавшие из глаз слезы. Очень не хотелось разочаровывать Северуса и показывать, что его действия ей неприятны. Но страх и боль вырвали из груди девушки судорожный всхлип.

Мужчина замер, присушиваясь к ощущениям, а потом почти нежно коснулся губами ее макушки.

- Почему ты не сказала, что раньше ни с кем не была? - спросил он.

- Не успела, - голос Гермионы дрожал.

- Я решил, раз ты встречалась с Уизли, то вы уже были вместе.

- Нет, мы только целовались и ласкали друг друга, но до секса дело не дошло.

- Моя, - удовлетворенно шепнул Снейп, снова начиная двигаться. – Вся моя.

- Твоя, - согласилась Гермиона, в душе удивляясь своей покладистости. Каждый его толчок причинял боль, но девушка терпела молча. Если Северусу хорошо, значит и ей тоже должно быть хорошо. Она подняла голову и робко коснулась губами его шеи, вызвав у Снейпа довольный стон.

- Обещаю, в следующий раз все будет по-другому. Тебе понравится, - мурлыкающим голосом пообещал мужчина.

С хриплым вскриком он кончил, да так и остался стоять, тяжело дыша и прижимая к себе девушку.

Ехидное покашливание за спиной заставило его обернуться.

- Люциус, ты не мог подождать за дверью?

Гермиона испуганно пискнула, увидев в комнате постороннего. Северус выпустил Гермиону из рук, отупил назад и заправил обмякший орган в брюки. Закончив, зельевар окинул девушку сытым взглядом и сообщил:

- Я скоро вернусь, пообщайся пока с Люциусом.

Только сейчас Гермиона поняла, в каком виде предстала перед Малфоем - ноги широко раздвинуты, мантия порвана, не скрывая от взгляда мужчины высокой груди с вызывающе торчащими розовыми сосками.

Девушка соскочила со стола, лихорадочно стягивая на груди обрывки мантии, ее щеки горели от стыда лихорадочным румянцем.

- Миссис Снейп, я отвернулся, можете не торопиться и спокойно привести себя в порядок.

- С-спасибо, - Гермиона схватила палочку и начала заклинаниями торопливо чинить мантию. – Только я еще не миссис Снейп, - поправила она Люциуса.

- Теперь, как я понял, это вопрос времени, - в его голосе Гермионе почудилась усмешка. – Мне можно уже поворачиваться?

- Да, господин Малфой. – разрешила ему Гермиона. – А теперь скажите, зачем вы пришли? Что вы от нас хотите?

- Я? – удивился Люциус. – Ничего не хочу. Просто пришел посмотреть на грязнокровку, так захватившую воображение Северуса, что он совсем потерял голову. Заняться с невестой любовью на столе в гостиной, и даже не запечатать двери заклинанием! Вы, видно, горячая штучка, миссис Снейп.

К концу этой тирады, Гермиона дрожала от гнева.

- Убирайтесь отсюда! Вы оскорбляете не только меня, вы еще оскорбили человека, которого называете другом.

- О, у маленькой грязнокровки прорезались зубки, - как-то добродушно усмехнулся Малфой. Шагнув Гермионе, он тростью коснулся ее подбородка, заставив высоко понять голову. – Запомни, девочка, я тебе не враг. Ты станешь женой моего друга. Почти что брата. А к родственникам у меня особое отношение, и чистота крови здесь значения не имеет. Мы поняли друг друга?

- Я вам не верю! – Гермиона ладонью отвела трость в сторону. - Убирайтесь из этого дома!

- Гермиона!- прозвучал гневный окрик Северуса, вошедшего в комнату. – Немедленно извинись перед господином Малфоем!

- Оставь, Северус. – вмешался Люциус. – Девочка в шоке, но она быстро ко мне привыкнет. Все в порядке.

- Нет уж! Она будет проявлять уважение к моей семье!

- Я не стану извиняться перед этим Пожирателем! – Гермиона упрямо вскинула подбородок.

- Нет, станешь! – Северус метнулся к девушке и ухватил за руку чуть выше локтя. - Он такой же Пожиратель, как и я!

Гермиону испугала эта вспышка, ей захотелось вырваться, бросить в лицо, что она, пока что не его жена, и приказывать Снейп не имеет никакого права, но голос отказывался повиноваться. А еще она помнила, что Снейп действительно не был настоящим Пожирателем. Он был шпионом Ордена Феникса, ведь так? Если Северус сказал, что Малфой не больше, чем сам зельевар, принадлежит к свите Волдеморта, значит, он тоже был шпионом?

Ей стало неловко, будет очень не хорошо, если ее догадка окажется правдой. Получается, она – пусть и по незнанию – оскорбила лучшего друга своего будущего мужа.

- Гермиона, - Снейп крепче сжал руку девушки. – Ты должна извиниться, и в дальнейшем с уважением относиться к Люциусу и его семье, я так решил.

- Северус, - предостерегающе вмешался Люциус.

- Это мое дело, не вмешивайся, – огрызнулся Снейп.

- Как скажешь, - пожал плечами Малфой. – Но я тебя предупредил.

Гермиона непонимающе переводила взгляд с одного мужчины на другого. Она с трудом сдерживала слова извинения, рвущиеся изнутри.

- Мистер Малфой, простите меня, - не выдержала она. – Я не хотела вас как-то задеть, - Гермиона и сама чувствовала неискренность этих слов.

Люциус величественно кивнул головой.

- Извинения приняты. А теперь, Гермиона, вы не могли бы оставить нас с Северусом наедине. Мне нужно сказать вашему жениху несколько слов.

Гермиона бросила на Снейпа вопросительный взгляд и, дождавшись утвердительно кивка, быстро пошла к двери.

Оказавшись в другой комнате, девушка подошла к окну, за которым виднелся заброшенный фруктовый сад. Создавалось впечатление, что за ним не ухаживали лет пять, не меньше. Да и сама комната, в которой она сейчас оказалась, выглядела пустой и необжитой. Словно Снейп только-только купил этот дом.

Гермиона задумалась о событиях сегодняшнего дня. Все, что произошло с ней, казалось таким странным, таким необычным. Еще днем она даже мысли не хотела допускать о браке со Снейпом, а уже к вечеру ответила ему согласием. И буквально тут же с ним переспала. Это совсем на нее не похоже! Разве приличные девушки так поступают? Откуда в ней подобная распущенность?

И извинения… Она же не собиралась ничего говорить!

Но стоило ей начать задавать себе эти вопросы, как внутри всколыхнулась какая-то сила, заставившая забыть о них. «Так захотел Северус, значит это правильно».

Немного успокоившись, девушка начала прислушиваться к приглушенным голосам, доносившимся из соседней комнаты. Снейп с Малфоем ссорились. О чем именно – расслышать было невозможно, но то, что они именно ругались, Гермиона осознала со всей четкостью.

Девушка снова отвернулась к окну. Теперь ее терзало чувство вины. Он ссорились из-за нее.

Неожиданно за спиной громко хлопнула дверь, и кто-то подошел к ней сзади.

Резко обернувшись, она встретилась взглядом с серыми глазами Малфоя.

- Простите, сэр, - совершенно искренне вырвалось у нее.

- За что? – удивился Люциус.

- Вы поругались из-за меня, - девушка опустила глаза.

- Ничего подобного, - Малфой на удивление мягко коснулся ее волос. – Все в порядке, и помолчав. – Это ты прости меня, если сможешь.

Гермиона удивленно вскинула голову, но маг уже шел к выходу.



***



С Малфоем Снейп помирился. Люциус даже несколько раз бывал в доме и всегда с уважением разговаривал с Гермионой. Девушка понемногу начала привыкать к его визитам и, в отсутствие Северуса, даже умудрялась поддерживать светскую беседу.

Свадьба прошла тихо и незаметно.

До самого дня бракосочетания Гермиона практически не видела жениха. Впрочем, весь день девушка была занята обустройством дома. Зельевар действительно приобрел его за неделю до их памятного разговора в кафе.

Снейп являлся к ней в спальню под вечер и, обменявшись с невестой парой ничего не значащих фраз, тут же переходил к поцелуям и ласкам. Как ни странно, Гермиона ни разу ему не отказала, позволяя недопустимые до свадьбы вольности. К тому же, девушка убедилась, что секс с ним доставляет ей немалое удовольствия. Снейп оказался искушен в постельных забавах, что, впрочем, не было удивительно, учитывая его возраст, а значит и опыт.

Ее друзей на свадьбе не было, да и некого было звать. Гермиона написала Гарри, но ответа так и не дождалась. Рону она даже писать не стала - ни видеть, ни слышать об Уизли девушке не хотелось. От Макгонагалл пришла короткая записка с поздравлениями, пожеланиями счастья в супружеской жизни и сожалениями о том, что по известным причинам на свадьбу она прийти не сможет. Приглашать родителей Снейп запретил категорически.

Поначалу Гермиона недоумевала, что это за «известные причины» и почему Северус против присутствия на свадьбе тестя с тещей, а потом поняла. Все приглашенные со стороны Северуса, оказались его школьными приятелями. Все они были Пожирателями Смерти.

Гермиона не помнила, как завершилась церемония, как они со Снейпом приносили друг другу клятвы верности, как у нее на пальце оказалось кольцо. В голове вертелись обрывки фраз, приветственные тосты, в основном адресованные Северусу, и пожелания показать этой грязнокровке, что такое настоящий мужчина.

И только грозный окрик Снейпа сумел заткнуть рты «доброжелателям». Но были и исключения.

Один из Лестранжей постоянно развлекал ее разговорами, шутил, и вполне искренне поднимал бокал за молодую. Если бы Гермиона точно не знала, что перед ней самый настоящий Пожиратель, то, глядя на добродушного улыбчивого мужчину, никогда даже не заподозрила бы, что он входит во Внутренний Круг Волдеморта.

Люциус тоже не отходил от нее ни на шаг, оберегая от нападок гостей. Гермиона хорошо помнила момент, когда она жмется к Люциусу, а Снейп, словно в замедленной киносъемке, поднимает палочку и накладывает Круцио на Беллатрикс, обозвавшую Гермиону шлюхой.

А потом все воспоминания поглотила темнота супружеской спальни, ненасытные поцелуи и жаркие вздохи и стоны.

После того, как Северус несколько раз сумел вознести ее к вершинам наслаждения, Гермиона еще долго лежала с открытыми глазами, прижавшись к теплому боку заснувшего мужа, и слушала его размеренное дыхание.

Она была счастлива.

Почти.



 

@темы: мои фанфики

URL
   

Звездный водопад

главная