Ringa-Atena
Нелетучий Мыш подземелий. Руками не трогать.
Третья часть главы 4

***
Северус с закрытыми глазами лежал в ароматизированной воде, блаженно откинувшись на бортик ванной.
Еле слышное дуновение воздуха привлекло внимание мага, но открывать глаза он не собирался.
- Опять ты? – Снейп безошибочно угадал личность посетителя.
- Я. Не ждал? - в голосе говорившего мелькнула и пропала смешинка. – Отдыхаешь?
- Ты – сама наблюдательность, - язвительно отозвался зельевар.
- Одного не могу понять, - протянул Смерть, присаживаясь на бортик ванной, - ты либо очень глуп, раз позволяешь себе разговаривать со мной в таком тоне, либо очень смел.
Бог приблизил лицо к лицу Снейпа.
- Так кто ты, герой или глупец?
- Я - человек, - на лице мага не дрогнул ни один мускул, хоть было заметно, что спокойствие дается ему с трудом. По виску стекала капелька пота, на мгновение задержалась на острой скуле, а потом, не удержавшись, полетела в воду.
Смерть отодвинулся немного, но с бортика не встал, принявшись изучать наглого смертного. Бог отметил, что за время их с человеком знакомства, ему еще ни разу не было скучно. Смертный был колючим, резким, порывистым… искренним, преданным, честным. Он был живым.
Северус выбрался из ванной, не обращая внимания, что вода стекает по жилистому телу на пол. Под пронзительно-изучающем взглядом Смерти хотелось спрятаться, прыгнуть под одеяло и укутаться с головой, надеясь, как и в детстве, что тогда фантастические чудовища, обитавшие под кроватью, его не отыщут. Отступят обратно во тьму, рыча от бешенства, что не смогли завладеть еще одной чистой душой.
«Ты уже не ребенок, - оборвал глупые мысли Северус. – И твоя черная душа никому не нужна. Ты сам давно стал чудовищем».
- Ты – не чудовище, - немного печально ответил на его мысли Смерть. – Ты – мой Жрец, когда ты будешь готов, я покажу тебе, что это значит. Я больше не стану тебя тревожить, но прийду, когда настанет нужное время – время твоей последней инициации. А потом, предоставлю судить обо всем тебе самому. Но уверен, даже самый строгий судья не усмотрит в твоих будущих обязанностях ни капли мрака и тьмы.
- Но и света в них не будет, - в тон Богу отозвался Северус.
- Не будет, - согласился Смерть. – Вспомни, что я говорил тебе о Свете и Тьме в первую нашу встречу. Мы с тобой всегда ходим по грани, можем иногда качнуть чашу то в одну, то в другую сторону, но бездумно раскачивать весы мироздания… Сам понимаешь, это может плохо закончится.
- Для нас?
Северус неторопливо обтерся полотенцем и накинул на голое тело мантию.
- Для мира, - улыбнулся Смерть. – Мое существование прервать невозможно, но запомни: если Вселенная по твоей милости полетит в тартары, то я позабочусь, что некий Северус Снейп стал моим вечным спутником, - он помолчал, а потом, словно оправдываясь, пояснил. – Понимаешь ли, в Пустоте, что воцарится потом, мне будет исключительно скучно.
Не дождавшись ответа от Северуса, ошалело прикидывавшего перспективу провести вечность со Смертью, Бог положил ладонь на голое плечо, показавшееся из-под сползшей мантии. От прикосновения по телу человека прошла дрожь.
- Отомри, - над ухом Северуса прозвучал ехидный шепот. – Ну, же, не стой столбом. Тебя в спальне жена ждет, иди к ней.
Почувствовав легкий толчок в спину, Снейп сделал первый шаг вперед.

***
Он вошел в залитую светом спальню и первое, кого увидел – раскинувшуюся на кровати обнаженную незнакомку. В следующее мгновение он узнал в ней Гермиону. Она лежала, подложив одну руку под голову, второй лениво поглаживала грудь.
- Не может быть … - сами собой шепнули губы. Гермиона никогда бы так себя не вела, ее поразительная скромность – даже после всего того, что он вытворял с ней в постели – всегда вызывала в нем удивление и раздражение. Чтобы превратить девушку в раскрепощенную женщину, обычно ему приходилось сначала завести ее до предела, и только потом Гермиона отбрасывала в сторону всю стыдливость.
Снейпа еще никто и никогда не встречал в спальне так.
Гермиона, видимо, услышав его шепот, опершись на локти, приподнялась на постели.
- Я ждала тебя, - ее голос чуть дрогнул. Согнув ногу в колене, она чуть отвела ее в сторону, позволяя мужчине насладиться открывшейся взгляду картине – разврат и целомудрие. Гермиона не скрывала от мужа ничего, но и не открылась перед ним полностью, показав ровно столько, сколько нужно, чтобы дать понять – вот она манящая тайна, прикоснись, если хочешь, и разгадай ее, или отступи, удовлетворившись легкими намеками.
Северус был не из тех, кто отступает. Какая разница, что подвигло Гермиону на этот поступок, почему в ней неожиданно проснулось женское лукавство, устоять перед которым не дано ни одному мужчине.
В висках шумела кровь, сейчас усталость отошла на задний план, и Северус понимал только одно: эта нимфа – Гермиона, и он до безумия хочет свою жену.
«Всегда был эгоистом», - мелькнуло в голове, но после леденящих прикосновений Смерти, Северусу хотелось согреться, и Гермиона обещала одарить его живым человеческим теплом. Она принадлежит только ему, и отказываться от этого щедрого дара Снейп не собирался.
Еще несколько долгих томительных минут он рассматривал девушку, а потом рывком скинул мантию и шагнул к кровати.
Положив ладонь на колено, Северус начал нежно поглаживать ее ногу.
- Это все для меня? - неожиданно охрипшим голосом спросил он.
- Это всегда было только для тебя, - тихо ответила Гермиона. Она еще дальше отвела колено в сторону, теперь уже ничего не скрывая от его глаз. - Я потеряла слишком много времени, сражаясь со своими страхами. Я не хочу больше жить вхолостую. Возьми меня, сделай своею, как раньше. Помнишь первый раз? Я считала, что ты просто мной воспользовался, а теперь понимаю - ты просто слишком торопишься жить, словно страшишься не успеть сделать самого важного. Возьми мен, пожалуйста, и прости, если сможешь.
Снейп, поначалу заворожено слушавший ее слова, внезапно пришел в себя. То, что она говорила… так похоже и не похоже на Гермиону. Искренность ее слов обезоруживала, а печаль, звучавшая в голосе, рвала сердце. «Надо же, - как всегда некстати проговорил внутренний голос. – А у меня, оказывается, еще есть сердце. Но что за глупости насчет их первого раза?»
Тогда Северус действительно воспользовался беспомощностью и растерянностью девушки или… или он испугался, что не успеет, что Гермиона передумает и откажет? Спешил быстрее скрепить их договор, подтвердить ее согласие кровью? Ведь должен же он был догадаться, что Гермиона еще девушка? Должен. И, скорее всего, подсознательно знал о ее невинности, но предпочел похоронить это знание в глубинах разума. Кровь, отданная первому мужчине, связывает крепче всяких клятв.
- Ты говоришь так, словно это - последняя наша ночь, - тихо проронил Снейп.
- Может да, а может, и нет. Кто знает? Когда она закончится, ты сам все поймешь и сделаешь выбор, – прозвучал ее загадочный ответ.
- Вы сегодня, видно, сговорились, - хмыкнул Снейп. – Говорите загадками.
- Кто вы? – Гермиона напряглась в ожидании ответа.
- Он тоже весь вечер кормил меня сказками о будущем, - словно не расслышав вопроса, продолжил зельевар, и почувствовал, что тело Гермионы расслабилось, когда он обозначил неведомого собеседника как мужчину.
Северус лег рядом с женой, провел ладонью по груди, коснулся соска пальцем и шепнул, глядя, как тот набухает от легкой ласки.
- Ты такая отзывчивая… А что будет, если я сделаю вот так?
Он опустил голову и кончиком языка тронул потемневшую горошинку. Услышав ее довольный стон, мужчина провел языком по второму соску, вызвав еще один вскрик – близнец первого.
- Я хочу, чтобы ты ласкала себя, - обольстительный голос прозвучал в ушах Гермионы. – Сделай это для меня.
Северус, устроившись на боку и поддерживая себя на локте, жадно пожирал взглядом жену, сначала робко и неуверенно коснувшуюся лобка. Спустя секунду, она поборола стыдливость, уверенно скользнув пальцами ниже. Ее ловкие пальчики плясали по клитору, то сжимая его сильнее, то едва прикасаясь к чувствительному комочку. С ее губ начали срываться жаркие вздохи, казалось, Гермиона забыла все. И о том, что Северус наблюдает за ней, и что он снова перехватил у нее инициативу в постели. Девушку не волновало, что он потом может о ней подумать, как расценит ее безоговорочную готовность выполнить любой, даже такой извращенный приказ. Сейчас она была полностью во власти ощущений. Движения стали резкими и отрывистыми, когда она, поглаживая скользкие влажные складочки, спустилась еще ниже, отыскивая вход, ведущий к вершинам наслаждения.
Лицо девушки покрылось бисеринками пота, глаза закрылись, с губ попеременно слетали вздохи и неясные слова.
Северус неосознанно облизал пересохшие губы. Мучимая страстью Гермиона была прекрасна. Не женщина – богиня, спустившаяся с небес. Как можно было не заметить этого раньше?
Он всматривался в искаженное желанием и удовольствием лицо девушки. Стоны становились громче, наконец, Гермиона на секунду замерла, выгнулась дугой, а потом безвольно упала на простыни. Но замереть Снейпа заставила вовсе не красота женского тела, а единственное внятное слово, сорвавшееся с ее губ:
- Северус!
Он молчал, на потом набросился на Гермиону, покрывая лицо поцелуями:
- Моя хорошая, единственная, красивая, моя… - он осекся, когда понял, какое слово неожиданно чуть не сорвалось с его губ. – Моя Гермиона, - смущенно закончил он.
Продолжая целовать губы девушки, он положил руку ей на живот, потом ладонь перекочевала на бедро, нежно сжимая его.
- Подожди, - Гермиона попытала оттолкнуть Снейпа от себя, но он не обратил на ее попытку никакого внимания. – Северус! Я… я хочу тебе что-то сказать.
- Что? - неохотно отрываясь от сладких губ, спросил он.
- Сядь, - тихо попросила девушка.
- Хорошо, - суховато отозвался он. – Сел, что дальше?
Гермиона легла так, чтобы оказаться головой на его коленях.
- Если хочешь поговорить, - сквозь зубы выдохнул Северус, почувствовав, как дернулся член, - то лучше сядь. Иначе на какое-то время потеряешь способность внятно изъясняться.
Гермиона, уловив намек, покраснела и села рядом.
- Я беременна, Северус. Двойней.
Снейп молчал.
Вот и все, слова сказаны. Она не смогла последовать совету Нарциссы, не смогла его обмануть. К чему приводит ложь и неискренность? Ни к чему хорошему. «А к чему приведет твоя прямолинейность?» - подумалось ей. Наверное, тоже ничего хорошего ее не ждет, но по-другому она могла, иначе не была бы сама собой.
Снейп сидел, опустив голову, и продолжал молчать.
Чтобы заполнить пугавшую ее тишину, Гермиона продолжила.
- Мне советовали обмануть тебя, сказать, что приберегала эту весть как подарок на твой день рождения, но правда в том, что я испугалась. Я боялась тебя, себя… всего. Наверное, моя тайна для тебя уже давно не тайна. Не зря ты так воспротивился, когда я хотела вернуться в лабораторию. Ты уже тогда обо всем знал? Верно?
Снейп молча кивнул.
Гермиона не выдержала и всхлипнула.
- Не молчи, скажи хоть что-то! Накричи на меня, обзови глупой гриффиндоркой! Ударь! Только не молчи!
- Я понимаю, почему ты испугалась меня, но почему ты боишься себя?
- Я боюсь, что не справлюсь. Боюсь, что буду плохой матерью. Ведь я не послушала тогда тебя, пошла к Уинфреду.
- Я знаю, - кинул Снейп. – Он связался со мной в тот же вечер.
- Я нарушила твой приказ и чуть не потеряла их, - опустив глаза, прошептала она.
- Я знаю, - повторил он.
- Такое невозможно простить, я знаю, что сегодняшняя ночь будет для нас последней, ты меня теперь ненавидишь.
- Нет! - эта неожиданная горячность удивила самого Северуса. - Это… это я во всем виноват. Мне не следовало тебе ничего запрещать, надо было объяснить все. Сразу сказать, что я осведомлен о твоем положении. Но я… испугался, наверное, - кривая усмешка и горечь в глазах. – Привык подчинять всех своей воле и чуть не уничтожил жену и собственных детей, - он замолчал, а потом, словно слова давались ему с трудом, произнес. – Прости меня, если сможешь.
Гермиона недоверчиво вскинула на него заплаканные глаза.
- Конечно, если и ты меня простишь, - и, увидев утвердительный кивок мужа, бросилась ему в объятия.
- Я люблю тебя, - шептала она, покрывая грудь Северуса поцелуями. - Даже представить теперь не могу, как бы жила, не отыщи ты меня тогда в кафе.
Северус не ответил, взял голову Гермионы в ладони и нежно поцеловал ее в губы.
Больше этой ночью они не говорили, зато до самого утра из спальни доносились вскрики и громкие стоны.

***
- Ты проиграл, братец, - довольный любовь порхал над плечом Смерти. – Он влюбился, и ты лишился Жреца.
Пухленький малыш расхохотался и, прищелкнув пальцами, исчез.
Где-то в глубинах Космоса две звезды, невидимые с Земли даже с помощью телескопов, сорвались со своих орбит и закружились вокруг нового центра гравитации.
- Игра еще не кончена, братец, - усмехнулся Смерть. – Он так ей и не признался.
Он широко развел руки в стороны, а потом резко соединил ладони. Никакого звука не последовало, но одна из звезд – та, что побольше – схлопнулась, превращаясь в черную дыру, а вторая, замерев на мгновение, понеслась по спиральной орбите дальше, навстречу своей судьбе.

@темы: мои фанфики